Weekly
Delo
Saint-Petersburg
В номере Архив Подписка Форум Реклама О Газете Заглавная страница Поиск Отправить письмо
 Основные разделы
Комментарии
Вопрос недели
События
Город
Власти
Анализ
Гость редакции
Взгляд
Человек месяца
VIP-рождения
Телекоммуникации
Технологии
Туризм
Светская жизнь
 Циклы публикаций
XX век - век перемен
Петербургские страсти
Судьбы
Поколения Петербурга 1703-2003
Рядом с губернатором
Взгляд 8/12/2008

"Тут ничего не услышать. И не увидеть даже"

Кирилл Артеменко

21 ноября в клубе "Сочи" собрались около 10 представителей российской неформатной музыки и презентовали альбом "СБПЧ-оркестр". "Странные оркестры бродят в голове моей", - вспоминается строчка другого рок-музыканта.

На сцене стоит высокий, чуть сутулый худой человек. Правильное лицо абсолютно бесстрастно, руки сложены за спину; вдаль, поверх прицелившихся в музыканта фотоаппаратов, устремлен его взгляд. Да, Кирилл Иванов - центральная фигура в "СБПЧ-оркестре", - несомненно, погружен в себя. И текст, который он транслирует в зал, и музыка, которая не музыка даже - аритмичный набор созвучий, формалин, пропитавший странные и, на первый взгляд, абсурдные стихи, - все это, казалось бы, может взволновать лишь одного человека. Кирилла Иванова.

Однако люди шепчут тексты, закрыв глаза; ошеломленно улыбаются или раздраженно хмурятся. А на них со сцены тем временем непрерывной и тягучей струей текут слова: "Мы ведь пристегнулись очень крепко, у меня под сиденьем был спасжилет; я тебя люблю, моя репка - мой корнишон, я тебя нет. Мы все овощи - в свистящую турбину, как в овощерезку, я хочу скорее, плашмя, резко..."

В конце 2007 года следящая за музыкальными новинками общественность была озадачена. Хотя публика и критика привыкли к отождествлению оригинальности и качества в оценках произведений искусства, в поле зрения очутилось нечто необычное настолько, что было неясно: брезгливо морщиться или восторгаться совместным проектом петербургского журналиста Кирилла Иванова и электронного дуэта "Елочные игрушки". В самом деле, как воспринять песню "Динозавр", в которой на фоне хаотичных электронных шумов и скрежетаний металлическим голосом говорилось следующее: "До какого-то момента динозавры интересовали меня совсем мало, как, в общем, и все остальное меня мало интересовало". И другие странные песни-речитативы: про жвачки, злых медведей и Федю; про мальчика, мечтавшего выпустить зверей из зоопарка; про мультгероя Снупи. В то же время на первой пластинке "Самого Большого Простого Числа" тексты были связаны несколькими идеями: мы все беззащитные, испуганные дети в хаосе жизни, которая "жестче, чем все, что кто бы то ни было на 35 миллиметров снял". Сознание наше инфантильно. Инфантильное сознание безмерно одиноко в первозданном, неизменном, жизненном хаосе.

Но что-то ускользало, было не совсем понятным: почему стихотворные тексты где-то на загляденье гладкие, а где-то разваливаются из-за нарочитой аритмичности? Почему непредсказуемы звуки, сопровождающие не то чтобы очень обыденные слова? И зачем, именно зачем - ведь в бессмысленности песен и эпатаже ради эпатажа музыкантов упрекнуть нельзя - результат слияния текста и музыки получается таким странным, безысходным и одновременно трогательным?Кирилл заканчивает очередную фразу: "...твое молчание страшнее тысячи слов". На экране за ним - разноцветные неясные образы, колышущиеся в такт речитативу. Гитара, флейта, перкуссия, электропианино позвякивают и стонут, будто страдая от дисгармонии мира. В электронные шумы периодически врывается что-то осмысленное; вполне классический вокал, фортепьянные партии, протяжный и мелодичный перелив флейты. Но происходит это ровно тогда, когда никто не ждет элементов классики в электронном звуке; причем слушатель не замирает в предощущении чего-то неожиданного, но раз за разом оказывается смущенным и обескураженным.

Или одураченным?

Наверное, нет. Можно решить, конечно, что этот психоделический хип-хоп претенциозен и утомителен. Но кажется, что "СБПЧ-оркестр" своим творчеством достигает эффекта, в каком-то смысле противоположного тому, что призвана вызвать психоделическая музыка: сознание слушателя не расширяется до невиданных обычному человеку пределов, а сужается до той степени, что объемлет лишь своего обладателя. Особенно на живом концерте.

В какой-то момент начинает казаться, что все вокруг лишь иллюзия, а текст и звуки, обволакивающие вас и еще пару сотен человек, - это ваши собственные мысли, не упорядоченные строго, не структурированные логически. Создается впечатление, что с высокой степенью достоверности моделируется сознание человека, уже вполне взрослого (в отличие от первого альбома "Самого Большого Простого Числа"). В голове взрослого человека, с его проблемами (в том числе и фрейдистскими), экзистенциальным ужасом и бытовыми затруднениями творится полный хаос, и потому "элемент шоу" в виде выхода на сцену необъятного матершинника Стаса Барецкого с нецензурными куплетами собственного сочинения можно воспринять и как естественное вторжение низменного в нашу с вами повседневность.

При этом слышатся преломленные сознанием частного человека общеизвестные цитаты.

Ницше: "...я искал на высоте 10 тысяч. Бога нет, Бог обманщик".

Маяковский: "...милая, дай хотя бы в последний раз уткнуться в твою меховую шапку".

Герой прошлогоднего альбома не только вырос, но и основательно возмужал; судя по всему, влюбился и страдает. Каждый причастен к этой несомненной обыденности; каждый был когда-то корнишоном, летящим в овощерезку вместо того, чтобы встретиться с самой красивой в мире репкой. Потому и трогательно, потому и верится, что это настоящее. А большего и не надо.

Назад Назад Наверх Наверх

 

Догорает ли эпоха?
"Кризис наступил, однако это лишь начало.
Подробнее 

Модель села на мель
Почему-то уверен, что в недалеком будущем люди станут делить время на новые отрезки "до" и "после".
Подробнее 

Растворившаяся команда // 1991-2008: судьбы российских реформаторов
В прошлом номере мы завершили статьей о Егоре Гайдаре публикацию цикла "Великие реформаторы".
Подробнее 

Куда пошла конница Буденного // Голодомор в СССР: как обстояло дело за границами Украины
В последние месяцы одним из самых острых политических вопросов на постсоветском пространстве стал вопрос украинского голодомора, имевшего место в 30-е гг.
Подробнее 

С КЕМ ВЫ, МАСТЕРА КУЛЬТУРЫ // Владимир Войнович // Советский режим был смешнее нынешнего
Писатель Владимир ВОЙНОВИЧ рассуждает о грядущей смуте и об идейном родстве нынешней власти и советского руководства.
Подробнее 

Некромент, или Смертельное танго
Пять сюжетов, от $ 2 за штуку.
Подробнее 

Пиар, кризис и бла-бла-бла
Не то чтобы небольшая брошюра записок и выписок директора по связям с общественностью "Вымпелкома"-"Билайна" Михаила Умарова была совсем уж бессмысленным и бесполезным чтивом - отнюдь.
Подробнее 

"Это было летом"
В галерее IFA под патронажем Санкт-Петербургского творческого союза художников прошла выставка "Это было летом".
Подробнее 

Хорошо воспитанный старый мальчик
Создатели документальной ленты о Валентине Берестове, презентация которой прошла недавно в Фонтанном доме, назвали свое широкоформатное детище "Знаменитый Неизвестный".
Подробнее 

Письма из Германии // Константа
Есть такая поговорка: "Господь и леса не сравнял".
Подробнее 

С кем вы, мастера культуры? // Алексей Герман // Наш народ был изнасилован. И многим понравилось…
Кинорежиссер Алексей ГЕРМАН в интервью "Делу" рассказал о том, каким ему видится нынешнее состояние российского кинематографа, какие идеи задают в нем тон и что представляет собой сегодня российская интеллигенция.
Подробнее 

Никита Белых // Россия не доверяет демократам
Агония новейшей российской оппозиции, похоже, близка к финалу.
Подробнее 

 Рекомендуем
исследования рынка
Оборудование LTE в Москве
продажа, установка и монтаж пластиковых окон
Школьные экскурсии в музеи, на производство
Провайдеры Петербурга


   © Аналитический еженедельник "Дело" info@idelo.ru