Weekly
Delo
Saint-Petersburg
В номере Архив Подписка Форум Реклама О Газете Заглавная страница Поиск Отправить письмо
 Основные разделы
Комментарии
Вопрос недели
События
Город
Власти
Анализ
Гость редакции
Взгляд
Человек месяца
VIP-рождения
Телекоммуникации
Технологии
Туризм
Светская жизнь
 Циклы публикаций
XX век - век перемен
Петербургские страсти
Судьбы
Поколения Петербурга 1703-2003
Рядом с губернатором
Взгляд 22/12/2008

Растворившаяся команда // 1991-2008: судьбы российских реформаторов

Дмитрий ТРАВИН

В прошлом номере мы завершили статьей о Егоре Гайдаре публикацию цикла "Великие реформаторы". Теперь - послесловие о том, как сложилась судьба тех, кто начинал преобразования в России. В формировании карьеры этих людей довольно точно отразились многие "болезни" российского демократического движения.

В 1991 г. группа Гайдара воспринималась многими как команда единомышленников, приверженных принципам демократии и рыночной экономики. В известной степени данная характеристика была верна, однако она не отражала некоторые чрезвычайно важные моменты, обусловившие затем распад "команды" и даже возникновение между ее членами острых идейных и личностных конфликтов.

Наверное, можно говорить о том, что общность людей, окружавших Гайдара, была, скорее, поколенческой, нежели идейной. Они смотрели на мир во многом по-новому, но при этом совсем не одинаково. Они в целом были иными, нежели советские интеллектуалы, формировавшиеся в сталинские годы и в хрущевскую эпоху, однако каждый из них стремился к своим собственным целям - политическим, научным, карьерным, деловым.

Сдвиг влево

Первый признак раскола появился осенью 1993 г. Раскольником стал Сергей Глазьев. Поводом для конфликта послужило острое противостояние президента Ельцина с большой группой российских парламентариев, стоявших на консервативных позициях. Главным, однако, было иное. На стороне демократов в тот момент находилось много ярких интеллектуалов. Оппозиция же могла похвастать широкой народной поддержкой, но никак не качественным кадровым ресурсом. И в то же время, как многие полагали тогда, оппозиции суждено было в ходе следующего электорального цикла прийти к власти.
А пребывание у власти предполагает, что использование популистской коммунистической и националистической риторики должно смениться созданием более-менее эффективной системы государственного управления, для которого нужны кадры.

Скорее всего, Глазьев, перейдя в ряды оппозиции, видел себя одним из лидеров страны - возможно, премьер-министром. Ведь демократы-интеллектуалы буквально-таки расталкивали друг друга плечами, борясь за близость к Ельцину, тогда как в противоположном политическом лагере Глазьев фактически оказывался монополистом, т.е. единственным профессионалом, способным управлять государством в условиях рыночной экономики.
Оппозиция, однако, к власти не пришла, и надеждам Глазьева не суждено было сбыться. Наверное, по этой причине других примеров перехода из группы Гайдара в коммунистический или националистический лагери больше не имелось.

Уход в бизнес

Основная форма развития карьеры для многих коллег и друзей Гайдара - уход в бизнес, которым занялись, в частности, Андрей Нечаев, Альфред Кох, Константин Кагаловский. В принципе, к этой же группе можно отнести и Алексея Миллера с той лишь оговоркой, что на раннем этапе реформ он занимал незначительные аппаратные позиции. Но самый яркий пример из этой области - все же не Миллер, а Петр Авен.

Ныне Авен является президентом "Альфа-групп". Эта структура никогда не находилась в числе особо приближенных к Кремлю. Но она никогда и не попадала в серьезную опалу. Весьма характерно, что Авен, насколько известно, не поддерживал деньгами своей группы ни демократическое движение в целом, ни конкретные политические партии, хотя вроде бы ему как человеку, стоявшему у истоков российских реформ, судьба преобразований должна быть небезразлична.
Он дистанцируется от политики, зато время от времени мелькает в хрониках светской жизни, которая, в общем-то, подавляющему большинству реформаторов чужда. Судя по всему, богатство и личный успех для Авена являются главными ценностями, тогда как кратковременное участие в российской политической жизни было лишь эпизодом, определившим старт его карьеры.

Как правило, реформаторы, ушедшие в бизнес, довольно критически относятся к наметившемуся в России антидемократическому тренду. Так, в частности, Альфред Кох в интервью автору этих строк весьма жестко заметил в отношении некоторых влиятельных лиц: "Они думают, что "сперли" государство. Вот в чем проблема. Они не понимают того, что действительность разнообразнее представлений, укладывающихся в ментальность офицера госбезопасности".
Однако данный критический настрой у реформаторов-бизнесменов, как правило, не сопровождается участием в политической деятельности, которую на данный момент времени они считают бессмысленной.

Правы ли правые?

В политической деятельности до некоторых пор активно участвовал сам Егор Гайдар. В 90-х годах он неоднократно публично говорил о том, что чувствует личную ответственность за все происходящее в стране. Однако в последние годы Гайдар дистанцировался от политики и сосредоточился на научной работе.

Несколько лет назад на дискуссии в редакции "Дела" Гайдар упорно отказывался отвечать на политические вопросы (даже о позиции, занимаемой СПС), хотя честно, квалифицированно и обстоятельно комментировал любые (даже самые острые) экономические проблемы.
Насколько можно судить, Гайдар, так же как многие его бывшие соратники, считает демократическую политическую деятельность в сегодняшней России не слишком перспективной, но очень ценит возможность давать квалифицированные консультации прогрессивным людям в правительстве Владимира Путина, поскольку, таким образом, можно все же содействовать успешному развитию страны.

Но, чтобы иметь возможность сотрудничать с правительством, нельзя компрометировать себя никакими хлесткими политическими заявлениями. Лучше отмалчиваться.
Примерно на таких же позициях стоит и Михаил Дмитриев - автор комплекса так и не осуществленных реформ социальной сферы. Дмитриев возглавляет солидный исследовательский центр и политической деятельностью не занимается ни в малейшей степени.

Похожая позиция сегодня и у Анатолия Чубайса. Главной своей задачей он считает, по сути дела, приватизацию и демонополизацию энергетики, являвшуюся логическим продолжением его правительственной деятельности 90-х годов.
После ряда неудач СПС он фактически оказался вынужден отойти на некоторое время от политической деятельности. Сегодня, когда реформа энергетики завершена, Чубайс предпочел не заниматься демократической политикой, считая ее, по всей видимости, бесперспективной. Вдохновляемое им "Правое дело" заняло нишу прокремлевской силы с либеральной риторикой, остававшуюся долгое время свободной.

Тактика малых дел

Пожалуй, можно сказать, что осуществление хотя бы отдельных частных прогрессивных преобразований (коли уж Путин затормозил радикальные реформы) является доминирующей позицией людей из гайдаровского круга. Трое из них по-прежнему работают в высших эшелонах власти и во многом определяют макроэкономическую политику России. Это министр финансов Алексей Кудрин, глава Центробанка Сергей Игнатьев и его заместитель Алексей Улюкаев.

Кудрин имеет хорошие отношения с Путиным. Личные контакты и доверие помогают ему оставаться по-настоящему влиятельной фигурой, несмотря на свой откровенный и не слишком популярный ныне либерализм. Аппаратные позиции Игнатьева и Улюкаева во многом определяются поддержкой, которую оказывает им Кудрин. До перехода в Центробанк они оба работали заместителями министра финансов.
По сути, все они представляют второй эшелон реформаторов, поскольку представителей первого эшелона (таких, как Гайдар, Чубайс и Кох), крайне непопулярных в среде российских обывателей, Путин не хочет видеть в правительстве. Однако по своим взглядам фигуры второго эшелона не сильно отличаются от представителей первого. В той мере, в какой они сохраняют свои административные позиции, Россия удерживается от откровенного сползания в макроэкономический популизм.

Либеральный сдвиг

Совершенно иных взглядов на отношение к власти придерживается бывший экономический советник Путина Андрей Илларионов, который также принадлежал раньше к интеллектуальной группе Гайдара. Сегодня он резко дистанцировался от вчерашних соратников, а Чубайса подвергает уничижительной критике, считая осуществленные им преобразования, по большей части, неудачными или даже откровенно вредными. Пожалуй, лишь к деятельности Кудрина он относится сравнительно толерантно. Нынешний режим бывший советник Путина считает деструктивным и не видит смысла в сотрудничестве с ним даже по частным вопросам.

Илларионов столь же далеко отошел от гайдаровской группы, как и Глазьев, но не в националистическую, а в либеральную сторону. Он - заметная фигура в рядах радикальной демократической оппозиции. И хотя интеллектуалов в этих рядах хватает (Михаил Касьянов, Гарри Каспаров, Эдуард Лимонов), Илларионов среди них, возможно, единственный, кого многие российские интеллектуалы не считают ни болтуном, ни человеком, скомпрометировавшим себя коррупцией. Однако политические перспективы у него столь же сомнительны, как и у Глазьева, поскольку оппозиция в России в обозримой перспективе не имеет шансов на успех.

Назад Назад Наверх Наверх

 

Догорает ли эпоха?
"Кризис наступил, однако это лишь начало.
Подробнее 

Модель села на мель
Почему-то уверен, что в недалеком будущем люди станут делить время на новые отрезки "до" и "после".
Подробнее 

Растворившаяся команда // 1991-2008: судьбы российских реформаторов
В прошлом номере мы завершили статьей о Егоре Гайдаре публикацию цикла "Великие реформаторы".
Подробнее 

Куда пошла конница Буденного // Голодомор в СССР: как обстояло дело за границами Украины
В последние месяцы одним из самых острых политических вопросов на постсоветском пространстве стал вопрос украинского голодомора, имевшего место в 30-е гг.
Подробнее 

С КЕМ ВЫ, МАСТЕРА КУЛЬТУРЫ // Владимир Войнович // Советский режим был смешнее нынешнего
Писатель Владимир ВОЙНОВИЧ рассуждает о грядущей смуте и об идейном родстве нынешней власти и советского руководства.
Подробнее 

Некромент, или Смертельное танго
Пять сюжетов, от $ 2 за штуку.
Подробнее 

Пиар, кризис и бла-бла-бла
Не то чтобы небольшая брошюра записок и выписок директора по связям с общественностью "Вымпелкома"-"Билайна" Михаила Умарова была совсем уж бессмысленным и бесполезным чтивом - отнюдь.
Подробнее 

"Это было летом"
В галерее IFA под патронажем Санкт-Петербургского творческого союза художников прошла выставка "Это было летом".
Подробнее 

Хорошо воспитанный старый мальчик
Создатели документальной ленты о Валентине Берестове, презентация которой прошла недавно в Фонтанном доме, назвали свое широкоформатное детище "Знаменитый Неизвестный".
Подробнее 

Письма из Германии // Константа
Есть такая поговорка: "Господь и леса не сравнял".
Подробнее 

С кем вы, мастера культуры? // Алексей Герман // Наш народ был изнасилован. И многим понравилось…
Кинорежиссер Алексей ГЕРМАН в интервью "Делу" рассказал о том, каким ему видится нынешнее состояние российского кинематографа, какие идеи задают в нем тон и что представляет собой сегодня российская интеллигенция.
Подробнее 

Никита Белых // Россия не доверяет демократам
Агония новейшей российской оппозиции, похоже, близка к финалу.
Подробнее 

 Рекомендуем
исследования рынка
Оборудование LTE в Москве
продажа, установка и монтаж пластиковых окон
Школьные экскурсии в музеи, на производство
Провайдеры Петербурга


   © Аналитический еженедельник "Дело" info@idelo.ru