Weekly
Delo
Saint-Petersburg
В номере Архив Подписка Форум Реклама О Газете Заглавная страница Поиск Отправить письмо
 Основные разделы
Комментарии
Вопрос недели
События
Город
Власти
Анализ
Гость редакции
Взгляд
Человек месяца
VIP-рождения
Телекоммуникации
Технологии
Туризм
Светская жизнь
 Циклы публикаций
XX век - век перемен
Петербургские страсти
Судьбы
Поколения Петербурга 1703-2003
Рядом с губернатором
Взгляд 22/12/2008

С КЕМ ВЫ, МАСТЕРА КУЛЬТУРЫ // Владимир Войнович // Советский режим был смешнее нынешнего

Николай КУДИН

Писатель Владимир ВОЙНОВИЧ рассуждает о грядущей смуте и об идейном родстве нынешней власти и советского руководства.

- Владимир Николаевич, задам, возможно, отчасти спекулятивный вопрос: наблюдаемая Вами картина развития России не вызывает у Вас желания вновь покинуть эту страну, как Вы сделали это в 1980 году?

- Такое желание время от времени возникает - в отличие, кстати, от прошлого раза, когда, кстати, никакого желания уезжать не было. Тогда надежд на благоприятные перемены, как ни странно, у меня было больше, чем сейчас. Я чувствовал, что система "дошла до ручки", и предполагал, что в течение пяти лет должны начаться радикальные изменения. Я не знал, как именно они будут выглядеть, но подозревал, что мы повернемся в сторону демократического развития; я не был уверен, что режим рухнет, но знал, что он радикально изменится. А сегодня мой прогноз развития России на ближайшие годы совершенно безрадостен. Я слишком стар, чтобы чего-то бояться, и во мне говорит не желание сбежать, а обычная усталость от всего, что я наблюдаю...

- А что в "глухом" 1980 году наводило Вас на мысль о скором изменении режима?

- Общественные протестные настроения того времени были достаточно слабы, но система уже протестовала против самой себя, против того абсурда, до которого она докатилась. Престарелые (моего нынешнего возраста) руководители, выжившие из ума (в отличие от меня, надеюсь), были не способны противостоять нарастающим экономическим и политическим проблемам, совершали одну глупость за другой. Поэтому, когда идет разговор о том, кто же развалил Советский Союз, я говорю, что не Ельцин и не Горбачев, а Брежнев и Андропов (Черненко не в силах был поучаствовать даже в этом). Нынешнее государственное руководство, несмотря на свою относительную молодость, подхватило те же болезни, что были свойственны всей брежневской камарилье, и допускает те же ошибки. Они, не уставая, укрепляют свою вертикаль, довели выборы до такого же фарса, какой мы видели в СССР, привели общество к послушанию. А послушное общество - это стадо, лишенное творческого начала. Они продлили президентский срок под тем предлогом, что за 4 года многого не сделаешь. Это бессмыслица! Если действия человека заслуживают доверия, его мандат может быть продлен посредством выборов. Так оно и было. А теперь наши правители желают как можно реже подвергать себя реальному риску выборов даже в том виде, в каком они существуют, и, похоже, рассчитывают закрепить за определенной группировкой власть на многие годы вперед, практически на всю их жизнь.

- Похоже, мы таки окажемся в Вашей Москве-2042 с ее торжеством геронтократии и национальным лидером, летающим на спутнике по орбите...

- Кстати, Путину, по-моему, предлагали полетать. А с романом вышла вот какая штука: я писал его не как предсказание, а как предупреждение о том, что, если будем и дальше двигаться тогдашним путем, окажемся в подобной антиутопии. Когда в 1986 г. закончил книгу, уже шла перестройка, и я подумал, что предупреждение уже не нужно, угроза миновала. А потом действительность, к сожалению, стала возвращаться к моему роману. Из написанного мной многое уже сбылось и продолжает сбываться.

- Может ли сегодня хоть что-то изменить общественный протест, коль скоро система сама против себя протестовать не собирается?

- Мы наблюдаем протесты более болезненные для власти, чем в советское время. На Дальнем Востоке люди выступают против автомобильных пошлин. В Москве на улицы выходят генералы. Это очень опасный для власти симптом, когда даже генералы присоединяются к протестующим.

Протестные настроения в обществе будут только нарастать и обостряться в условиях кризиса. Никакой революции не будет, как не будет и гражданской войны, о которой многие говорят, - для этого требуется наличие двух примерно равных по силе противоборствующих сторон. А вот смута вполне вероятна. И трудно сказать, какой выйдет власть из этой смуты; это зависит от того, сможет ли она отступить от своей излюбленной вертикали, а для этого придется проявить чудеса лавирования.

Однако сегодняшний градус гражданского протеста нельзя сравнить даже с образцами трехгодичной давности. В чем причина того, что оппозиция в РФ скисла?

- В ощущении безнадежности действий, в бросающейся в глаза разношерстности оппозиции, отсутствием в этой среде ярких лидеров, какие были в начале 90-х гг. Такой была, к примеру, Галина Старовойтова. К тому же власть находит опору в народе, который в целом все же крайне равнодушен к происходящему вокруг. Но какие-то попытки изменить положение дел постоянно предпринимаются, и вот мы имеем новое движение - "Солидарность". Эта искра, из которой рано или поздно "возгорится пламя", высекается постоянно, и хотя сейчас происходит некий спад оппозиционных настроений, у истории время не ограничено, она своего часа дождется. Здесь вновь можно вспомнить о надвигающемся финансовом кризисе и о том, что привычка к покорности основана на представлении, что благополучие всех зависит только от власти. Пока нефть стоит дорого, власть народу что-то дает (что остается от олигархов), народ считает, что власть хорошая, и говорит ей спасибо. А вот нефть подешевеет, пряников сладких (по словам Окуджавы) на всех не хватит - кто будет виноват? Не Гайдар же, а те, кто сегодня правит. И это вовсе не оптимистичный прогноз. Ничего хорошего в смуте нет.

- Но, может, направить общественный процесс в нужное русло могла бы творческая интеллигенция?

- Это где она? Я знаю лишь несколько человек, которых мог бы причислить к этому разряду, - например, Олег Басилашвили (и это тот случай, когда именно Петербург подтверждает свой культурный статус). Те же, кого у нас принято называть художественной интеллигенцией, как правило, очень любят внимание власти, исходящие от нее льготы, поблажки, награды. Когда на них обрушилась свобода, многие почувствовали себя беззащитными; они привыкли, чтобы кто-то им указывал, что писать, как и зачем. Свобода сыграла с Россией еще одну злую шутку: многие просто разъехались, и в результате мы видим, что круг интеллигенции у нас сейчас гораздо уже, чем в СССР. Нельзя забывать, что наша нынешняя "интеллигенция" выращена советским временем и именно оттуда ведет свое происхождение, а не из разночинной или дворянской дореволюционной среды. Отсюда истоки повального конформизма современного творческого сообщества, желание понравиться высшим начальникам: некоторым очень лестно, что начальник заметил, отметил, сказал ласковое слово.
На Западе это выглядит не так. В США президент время от времени устраивает вечера для музыкантов или поэтов, и приглашенному тоже, может быть, лестно, но он знает, что как участие в таком вечере не принесет никаких особенных дивидендов, так и отказ от участия ничем не грозит.

У нас все иначе. Я вырос в эпоху, когда даже простой отказ от участия в затеях власти считался проявлением отваги. Сейчас это не совсем так, но почему-то некоторые наши художники, спортсмены, космонавты охотно участвуют, например, в таком грязном деле, как травля Ходорковского, с которым государство уже и без них расправилось.

- У Вас есть роман "Монументальная пропаганда", посвященный феномену культа личности. Насколько фигура Путина перспективна в качестве объекта нового культа?

- Культ его личности уже сформировался, причем гораздо быстрее, чем это произошло в случае со сталинским культом. Но не всякий культ оказывается долговечен - вспомните, как быстро лишился своего первоначального ореола Ельцин. Для того чтобы поддерживать культ, требуются шаги вполне понятного свойства: скажем, Путин (не сочтите за совет) мог бы под предлогом борьбы с кризисом бросить на растерзание толпе пару-другую наиболее ненавистных ей олигархов - и заслужил бы бурные аплодисменты. Наше общество сейчас в таком состоянии, что возьми любого человека, покажи его толпе, не объясняя, кто он и что сделал, предложи его расстрелять - и появится большое число желающих поучаствовать в расправе. Потеряны какие-то ключевые человеческие представления о морали, и история с Ходорковским, Алексаняном, Светланой Бахминой - яркое тому подтверждение.

- Еще одно средство поддержать статус отца нации - постоянная патриотическая риторика, заостренная на проблеме внешнего противника...

- Знаете, советскую власть я понимал: в конце концов, у нее была определенная цель - распространение коммунистических идей по всему миру. А вот что происходит теперь, я не понимаю. Зачем дружить с венесуэльским эксцентриком? Зачем привозить сюда никарагуанского президента лишь за то, что он признал независимость Абхазии и Южной Осетии? А новая дружба с Кубой, заигрывание с Ираном? Все это вряд ли доведет до холодной войны масштаба предыдущей, но отношения с цивилизованным миром подрываются.
Теперешняя власть добилась того, чего так и не смогла добиться советская. В СССР люди понимали, что партийные лидеры врут, и если они говорят, что Америка плохая, - значит, она хорошая. Люди верили, что нам нужны свобода и демократия. Но 90-е гг., которые, как ожидалось, должны были стать временем торжества свободы и демократии, оказались еще и временем экономического провала (как бывает всегда в эпоху больших перемен), и в массовом сознании отложилось, что при свободе и демократии плохо живется и уж лучше пусть будет порядок и жесткая рука.

Пришел Путин, разделявший этот подход, и люди поверили всему комплексу властной пропаганды, включая старые байки, что все наши беды от внешних врагов. И от внутренних, которых кормят внешние.

- Так власть "опустила" общество до уровня своих убеждений или, напротив, угадала какие-то его чаяния?

- Частично угадала, но власть эти чаяния и формировала. В конце 80-х - начале 90-х гг. народ поверил, что ему нужны свобода и демократия. Но демократов было мало, и мы наблюдали намеренное создание хаоса, намеренный увод людей от разумной цели. Скажем, во время августовского путча люди бросились штурмовать здание КГБ в надежде овладеть архивами и списками стукачей, как это сделали люди в ГДР, но их ловко перенаправили к памятнику Дзержинскому, которого тогда свергли, а теперь берегут, чтобы поставить на место. Так называемый суд над КПСС был легко превращен в фарс, в котором почти все судьи, обвинители и защитники сами были членами этой партии. Когда Старовойтова выступала за люстрации, все заговорили, что это охота на ведьм. Но говорили об этом те самые "ведьмы". И в итоге власть овладела искусством направлять энергию масс в нужное русло. Тем более просто это сделать, когда общество думает исключительно животом. Правда, кто знает, что произойдет, когда живот нечем будет наполнить.

Но все-таки у нас с советских времен многое изменилось. Благодаря развитию телевидения, интернета и другим факторам стали более доступны источники правдивой информации, многие люди бывают за границей, кое-что видят и, в конце концов, поймут,
что там, где есть свобода, демократия и нормальное правосудие, люди и материально живут гораздо лучше, чем в странах, где всего этого нет.

- Почему сейчас нет авторов, создающих качественную сатиру на явно гротескный существующий режим? Неужели он менее смешон, чем советский?

- Советская власть, конечно, была смешнее. И страшнее. Но и сейчас есть над чем смеяться. Вот было время, несколько похожее на наше - НЭП, - описали же его Ильф и Петров. Сейчас я таких писателей не знаю. А что касается лично меня, то я все-таки человек предыдущего времени, мне новые реалии осваивать трудно. И, наконец, очень сложно описывать происходящее на тонущем корабле, находясь на палубе этого корабля. Требуется некоторая отстраненность, нужно пережить крушение и потом уже на твердом берегу оценить произошедшее.

Назад Назад Наверх Наверх

 

Догорает ли эпоха?
"Кризис наступил, однако это лишь начало.
Подробнее 

Модель села на мель
Почему-то уверен, что в недалеком будущем люди станут делить время на новые отрезки "до" и "после".
Подробнее 

Растворившаяся команда // 1991-2008: судьбы российских реформаторов
В прошлом номере мы завершили статьей о Егоре Гайдаре публикацию цикла "Великие реформаторы".
Подробнее 

Куда пошла конница Буденного // Голодомор в СССР: как обстояло дело за границами Украины
В последние месяцы одним из самых острых политических вопросов на постсоветском пространстве стал вопрос украинского голодомора, имевшего место в 30-е гг.
Подробнее 

С КЕМ ВЫ, МАСТЕРА КУЛЬТУРЫ // Владимир Войнович // Советский режим был смешнее нынешнего
Писатель Владимир ВОЙНОВИЧ рассуждает о грядущей смуте и об идейном родстве нынешней власти и советского руководства.
Подробнее 

Некромент, или Смертельное танго
Пять сюжетов, от $ 2 за штуку.
Подробнее 

Пиар, кризис и бла-бла-бла
Не то чтобы небольшая брошюра записок и выписок директора по связям с общественностью "Вымпелкома"-"Билайна" Михаила Умарова была совсем уж бессмысленным и бесполезным чтивом - отнюдь.
Подробнее 

"Это было летом"
В галерее IFA под патронажем Санкт-Петербургского творческого союза художников прошла выставка "Это было летом".
Подробнее 

Хорошо воспитанный старый мальчик
Создатели документальной ленты о Валентине Берестове, презентация которой прошла недавно в Фонтанном доме, назвали свое широкоформатное детище "Знаменитый Неизвестный".
Подробнее 

Письма из Германии // Константа
Есть такая поговорка: "Господь и леса не сравнял".
Подробнее 

С кем вы, мастера культуры? // Алексей Герман // Наш народ был изнасилован. И многим понравилось…
Кинорежиссер Алексей ГЕРМАН в интервью "Делу" рассказал о том, каким ему видится нынешнее состояние российского кинематографа, какие идеи задают в нем тон и что представляет собой сегодня российская интеллигенция.
Подробнее 

Никита Белых // Россия не доверяет демократам
Агония новейшей российской оппозиции, похоже, близка к финалу.
Подробнее 

 Рекомендуем
исследования рынка
Оборудование LTE в Москве
продажа, установка и монтаж пластиковых окон
Школьные экскурсии в музеи, на производство
Провайдеры Петербурга


   © Аналитический еженедельник "Дело" info@idelo.ru