Weekly
Delo
Saint-Petersburg
В номере Архив Подписка Форум Реклама О Газете Заглавная страница Поиск Отправить письмо
 Основные разделы
Комментарии
Вопрос недели
События
Город
Власти
Анализ
Гость редакции
Взгляд
Человек месяца
VIP-рождения
Телекоммуникации
Технологии
Туризм
Светская жизнь
 Циклы публикаций
XX век - век перемен
Петербургские страсти
Судьбы
Поколения Петербурга 1703-2003
Рядом с губернатором
Петербургские страсти 11/3/2008

Митрополит Арсений МАЦЕЕВИЧ // Инквизитор и мученик

Евгений АНИСИМОВ

Он всегда слыл жестким, непреклонным и суровым инквизитором. В 1738 г. Арсений отправил на костер перешедшего в иудаизм капитан-лейтенанта Возницына вместе с его "совратителем" Лейбовым.

Это был последний костер в России, на котором сожгли живых людей. Но Арсений был готов жечь еретиков и отступников и дальше.

Со страстью и крестом

Александр Мацеевич, поляк по происхождению, сын униатского священника с Волыни, родился в 1697 г., блестяще закончил Львовскую, а потом и Киевскую духовные академии и был пострижен в монахи под именем Арсения. Он был одним из тех церковников - поляков по происхождению, - которых Петр I призвал реформировать русскую церковь, подчинить ее светской власти, усилить ее просветительскую функцию.

Одни - такие, как Феодосий Яновский и Феофан Прокопович, - стремились держаться поближе к трону, другие ехали в Сибирь и самоотверженно вершили миссионерскую работу. Так, митрополит Филофей в неимоверно трудных условиях и с огромным риском для жизни проповедовал среди туземных народов, приплывал на лодке к их стойбищам и, как сказано в его отчете, "выходил на берег и по три дня... терпеливо препирался" с шаманами. Однажды его ранили стрелой в руку, в которой митрополит держал над головой крест.
Таким же был и молодой монах Арсений. Он тоже отправился в Сибирь, где обращал язычников в православие и беспощадно - как истинный крестоносец - расправлялся с шаманами, разоряя святилища язычников. Потом участвовал в экспедициях Беринга, терпел вместе с моряками трудности плавания по морям и тяжко болел цингой.

Мастер диспута-пытки

Уже в те годы он прослыл яростным, фанатичным миссионером и полемистом, стал признанным авторитетом в борьбе с раскольниками-старообрядцами, в которых церковь видела даже больших врагов, чем язычники или иноверцы.

Ошибаются те, кто считает, что в России не было инквизиции. Она была, хотя именно так и не называлась. Арсений как раз и стал известен как твердокаменный инквизитор, жестокий и беспощадный. Ему мало было засадить старообрядца в темницу и подвергать его пыткам. Ему нужно было разбить в личной полемике доводы раскольника, одержать над ним нравственную победу.
Как-то раз Арсений ради этого даже поехал на Соловки, где в каменном мешке сидел особо "заледенелый" расколоучитель игумен Иоасаф. Из материалов политического сыска мы знаем, как происходили такие религиозные диспуты в казематах. Один из участников полемики, плотно пообедав чем Бог послал, тепло одетый, сидел в удобном кресле, а перед ним в цепях, иногда прикованный к стене, стоял, а то и висел второй дискутант - измученный, истощенный, в рубище, с ранами от пыточных инструментов.

Не факт, что победа в споре с Иоасафом осталась на стороне высокоученого Арсения - вожди раскола были высокообразованны, умны, а главное - тверды и "увертливы" в своей вере. Иоасаф погиб в заточении, а Арсений написал книгу-пособие по борьбе с раскольниками.

Непреклонный ростовский митрополит

Нетрудно предположить, что он не был ни человеколюбивым, ни кротким. Гордый, убежденный в своей вере и превосходстве над другими, он был самонадеян и груб и ни перед кем не склонял головы. Где бы он ни служил, нигде не уживался с местными властями. И все это сходило ему с рук, даже когда он, назначенный в 1742 г. митрополитом Ростовским, отказался присягать императрице Елизавете как высшему судье Синода.
И опять непокорность сошла ему с рук - Елизавета разрешила слов присяги не произносить. На ростовской кафедре Арсений оставался таким же суровым и жестоким, как в Сибири. Он строго следил за соблюдением в среде духовенства "благочиния и чистоты", беспощадно расправлялся с раскольниками, даже сносил часовни, которые использовали с виду примерные прихожане, а на самом деле - скрытые старообрядцы. Они его боялись: всю свою жизнь митрополит оставался аскетичным и неподкупным, а среди церковников это была тогда большая редкость.

Если многие из иерархов - коллег Арсения по Синоду - поддерживали его по принципиальным вопросам, то в целом он жил с ними не мирно - каждый его приезд в Петербург был отмечен ссорами и несогласиями. В Синоде усматривали в поступках митрополита не праведность, а безмерную гордыню - уж очень дерзко он себя вел, неподобающим образом оспаривал решения светских властей.
Особенно острое столкновение с властью вышло у Арсения из-за того, что государство использовало монастыри для заключения в них преступников и превращало монастыри в дома престарелых отставных солдат. Арсений писал Синоду, что "монастыри устроены и снабдены награждением для богоугодного пребывания честных, беспорочных и неподозрительных лиц, вечного спасения желающих... места святые и освященные на всегдашнюю службу Богу, а не для содержания сумасбродов, воров и смертных убийц-колодников".

За употребление таких "поносительных" выражений Синод объявил Арсению выговор, хотя все там понимали, как он прав: ведь власть совсем не считалась со статусом монастырей, даже не ставила в известность Синод и настоятелей, кого и за что привозят из Тайной канцелярии в монастыри для вечного заточения. Так, императрица Елизавета собиралась поселить на Соловках, где устав запрещал находиться не только женщинам, но и безбородым мужчинам, а также скотине женского пола, свергнутую правительницу Анну Леопольдовну с ее фрейлинами и их женской прислугой. И поселила бы, если бы не ранний ледостав на Белом море.

"Закляпить рот"

Другие времена для Арсения наступили в 1762 году с приходом к власти императрицы Екатерины II. Воспитанная на Вольтере и просветительской литературе, она мало верила в Бога и видела в церковниках ретроградов и реакционеров. Конечно, как православная государыня она исполняла все необходимые ритуалы, но в церкви старалась сесть где-нибудь на балконе и там часами раскладывала пасьянс. Поэтому неудивительно, что она могла только приветствовать идеи секуляризации церковных владений, которую власти и начали осуществлять в 1763 г.
Арсений, не менявший своих взглядов, в такой обстановке не мог молчать. Он, как и раньше, твердо стоял за самостоятельность церкви и неприкосновенность ее владений. Видя, как приехавшие гвардейские офицеры описывают имущество его епархии, он послал в Синод протест, где писал, что даже татарские ханы почитали имущество церкви, а теперь власть действует хуже "иностранных неприятелей". В итоге с началом секуляризации Арсений оказался единственным из всех церковных иерархов, кто открыто выступил против реформы.

Екатерина II крайне болезненно восприняла протесты Арсения, сочтя их вызовом лично ей, самодержице. В 1763 г. Арсений был арестован, и ему был устроен допрос в присутствии императрицы. Это окончательно решило его судьбу. Он, как всегда, вел себя дерзко, вызывающе, и в какой-то момент императрица в гневе вскочила, зажала уши, а Арсению "закляпили рот" и поволокли в тюрьму.
Синод единогласно лишил Арсения сана и сослал его в дальний монастырь как простого чернеца. В архангельском Николо-Корельском монастыре Арсения поместили в каземат. Он вызывал уважение своим аскетическим праведным образом жизни даже у солдат охраны, которые видели, как старец сам носил воду и колол дрова. И тут он был верен себе: сурово укорял монахов в беспробудном пьянстве.

Они написали донос, и в 1768 г. Арсения расстригли и тайно, "в мужичьем платье", отвезли в Ревельскую крепость. Там поначалу он пользовался некоторой свободой - его водили в церковь, разрешали прогулки. Но потом условия заточения резко ужесточили. В присланной инструкции говорилось об Арсении как о "некотором мужике Андрее Бродягине". Потом Екатерина "переименовала" Бродягина во "Враля". С тех пор по всем документам он проходил под позорным именем "Андрея Враля".

"Заложен в каземате"

Зная талант Арсения-проповедника, императрица предписала, чтобы солдаты "остерегалися с ним болтать, ибо сей человек великий лицемер и легко их может привести к несчастию, а всего б лучше, чтоб оные караульные не знали русского языка..." и держать наготове кляп, чтобы заткнуть ему рот.
Опасения властей были так велики, что ни охрана из немцев, ни кляп не казались надежным способом заставить Арсения молчать. Он был "заложен", то есть замурован в каземате, и еду ему подавали на веревке.

Но как бывало не раз, слава затворника поневоле росла сама собой. По стране расходились приписываемые ему предсказания, в нем видели невинного страдальца, что признавала сама Екатерина II: "Народ его очень почитает исстари и привык считать его святым, а он больше ничего как превеликий плут и лицемер". Между тем именно гонения властей, заточение делали из него мученика.
Но как бы то ни было, в толще стены таллиннского Вышгорода, в замурованной камере Арсений принял истинное мученичество, там он и скончался в 1772 г. С тех пор среди церковников не было ни одного мужественного пастыря, который бы возвысил голос в защиту церкви.

В 2000 году Арсений был канонизирован как священномученик.

Назад Назад Наверх Наверх

 

Монах Авель
11 марта 1901 г.
Подробнее 

Платон ЗУБОВ // Последний фаворит
Неожиданная смерть Григория Потемкина осенью 1791 года стала важной вехой в истории царствования Екатерины II.
Подробнее 

Мария Федоровна // Дочь Фреденсборга
Фотография, сделанная кем-то, донесла до нас ее облик в тот момент, когда она 11 апреля 1918 г.
Подробнее 

Федор КАРЖАВИН // Преисполненный русским неунывающим духом
Он был истинным сыном своего XVIII века, века Просвещения.
Подробнее 

Авдотья Истомина // "Такая ножка! Такой талант!"
Ее сотворил не столько со своей женой Анисьей спившийся полицейский пристав Илья Истомин, сколько знаменитый балетмейстер Шарль Дидло по прозвищу "Крепостник", стоявший у истоков русского балета.
Подробнее 

Екатерина Нелидова // Преданное сердце одной малявки
Она была в первом, самом знаменитом, выпуске Смольного института, который был любимым детищем Екатерины II и ее сподвижника Ивана Бецкого.
Подробнее 

Александра Федоровна // Императрица не для толпы
"Жаль, что занятия отнимают столько времени, которое хотелось бы проводить исключительно с ней!" Так писал в своем дневнике занятый делами император Николай II.
Подробнее 

Митрополит Арсений МАЦЕЕВИЧ // Инквизитор и мученик
Он всегда слыл жестким, непреклонным и суровым инквизитором.
Подробнее 

Аполлинария СУСЛОВА // Жрица русской любви
Аполлинария производила неизгладимое впечатление: стройная девушка "с большими серо-голубыми глазами, с правильными чертами умного лица, с гордо закинутой головой, обрамленной великолепными косами.
Подробнее 

Григорий ОРЛОВ // Долгое прощание с "кипучим лентяем"
В начале 70-х годов ХVIII века в личной жизни Екатерины II наступил серьезный кризис.
Подробнее 

Князь Михаил Голицын // "Прямой сын Отечества"
Екатерина Великая поучала потомков: "Изучайте людей...
Подробнее 

Глафира Алымова // Судьба смолянки
Александр Бенуа писал об этой знаменитой картине Дмитрия Левицкого: "Вот это истинный восемнадцатый век во всем его жеманстве и кокетливой простоте и положительно этот портрет производит сильное неизгладимое впечатление как прогулка по Трианону или Павловску".
Подробнее 

 Рекомендуем
исследования рынка
Оборудование LTE в Москве
продажа, установка и монтаж пластиковых окон
Школьные экскурсии в музеи, на производство
Провайдеры Петербурга


   © Аналитический еженедельник "Дело" info@idelo.ru