Weekly
Delo
Saint-Petersburg
В номере Архив Подписка Форум Реклама О Газете Заглавная страница Поиск Отправить письмо
 Основные разделы
Комментарии
Вопрос недели
События
Город
Власти
Анализ
Гость редакции
Взгляд
Человек месяца
VIP-рождения
Телекоммуникации
Технологии
Туризм
Светская жизнь
 Циклы публикаций
XX век - век перемен
Петербургские страсти
Судьбы
Поколения Петербурга 1703-2003
Рядом с губернатором
Петербургские страсти 30/6/2008

Мария Федоровна // Дочь Фреденсборга

Евгений АНИСИМОВ

Фотография, сделанная кем-то, донесла до нас ее облик в тот момент, когда она 11 апреля 1918 г. покинула Россию на борту крейсера "Мальборо": одинокая миниатюрная фигурка в черном дорожном платье, на фоне орудий главного калибра. Лицо непривычно замкнуто, руки заложены за спину. Императрица неотрывно смотрит на удаляющийся за горизонт крымский берег, где остались дети, внуки, жизнь...

Две фотографии - одна судьба

Датская принцесса Мария-София-Фредерика-Дагмар (родилась в 1847 г.) была невестой наследника престола - великого князя Николая, старшего сына Александра II. Они познакомились в 1864 г. и были помолвлены. Сохранилась фотография, на которой юная Дагмар сидит на подлокотнике кресла Николая. Однако еще до свадьбы наследник неожиданно заболел и умер в Ницце весной 1865 г.

В Ницце, у тела своего жениха, Дагмара познакомилась с младшим братом покойного - Александром. Дагмар писала отцу о последних часах Николая: "Никогда, никогда я не смогу забыть взгляд, которым он посмотрел на меня, когда я приблизилась к нему..." И далее о младшем брате покойного: "...Саша, который любил его так возвышенно и не только как брата, но и как единственного и лучшего друга".

На Александра, ставшего наследником престола, Дагмар произвела сильное впечатление, и он попросил отца сделать Копенгагену новое брачное предложение. Датский король его принял, и в 1866 г. цесаревич приехал в Данию. И вот новая фотография: счастливая Дагмар уже сидит на подлокотнике кресла, в котором расположился Александр. Наверное, это было после ответа Дагмар на предложение Александра, который был необычайно бурным для северянки.

Александр писал: "...Тогда я решаюсь начать и сказал ей: говорил ли с Вами король (отец принцессы Христиан IX - Е.А.) о моем предложении и о моем разговоре? Она меня спрашивает: о каком разговоре? Тогда я сказал, что прошу ее руки. Она бросилась ко мне обнимать меня... Я спросил ее: может ли она любить еще после моего милого брата? Она отвечала, что никого, кроме его любимого брата, и снова крепко меня поцеловала. Слезы брызнули и у меня, и у нее..."

Словом, Дагмар быстро ковала свое счастье. В сентябре 1866 г. она приехала в Россию и вскоре приняла православие, стала Марией Федоровной, а в октябре венчалась с Александром.

Дух Фреденсборга

Женщина хотя и не особенно красивая, но изящная, элегантно и со вкусом одетая, всегда на людях веселая, Минни (так ее звали дома) была счастлива в семейной жизни, не расставалась с мужем - они вместе ездили даже на медвежью охоту. Их отношения никогда не омрачались - так крепко они любили друг друга и до конца сохранили нежные чувства и даже верность, что в семье Романовых было чудом. Письма супругов до сих пор излучают тепло их взаимной любви, они полны забот друг о друге, ожиданий скорой встречи.

Марии было непросто привыкнуть к России, к особенностям церемонной жизни императорского двора. Она так отличалась от простой, либеральной и сердечной обстановки Фреденсборга - датской королевской резиденции. Не раз она ссорилась с мужем, который - такой ласковый и добрый к ней - проявлял грубость к окружающим их людям. Да и впоследствии, в царствование сына Николая, в Марии чувствовался либеральный дух Фреденсборга - шла ли речь о симпатиях к С.Ю. Витте или о защите автономии Финляндии. Мария была женщиной доброго, кроткого характера. Вместе с тем она обладала умом, волей, интересовалась политикой.
Александр ценил жену и часто советовался с ней, особенно когда дела касались родственных коронованных семей: сестра Марии - Александра - позже стала английской королевой, а брат - греческим королем Георгом I. Правда, советуясь с женой, царь в одном бывал настороже: Минни, при всей ее мягкости, никогда не могла скрыть своей нелюбви к Пруссии, которая жестоко обидела маленькую Данию, отобрав у нее ряд территорий. Это тоже был дух Фреденсборга. В 1914 г. она уже не церемонилась в выражении своих чувств: "В течение пятидесяти лет я ненавидела пруссаков, но теперь питаю к ним непримиримую ненависть".

Душа семьи

Минни родила 6 детей, из которых выжили пятеро. В 1868 г. родился сын, будущий Николай II. Последней появилась на свет Ольга. Семья была дружная, в ходу были домашние прозвища, подчас забавные. В переписке супруги назвали друг друга - "душка Саша", "моя душка Минни". Николай был "Ники", Георгий - "Жоржи", Михаил - "Мишкин", Ольгу, а до этого рано умершего Александра, звали "Бэби".

Как и муж, она крайне недоброжелательно относилась к морганатическому браку Александра II с княжной Долгорукой (Юрьевской), и в этом она даже превзошла своего мужа, который открыто перечить отцу не смел. Мария - даже после венчания Александра с Юрьевской - не желала, чтобы ее дети играли с отпрысками "этой женщины": "У меня их крали как бы между прочим, пытаясь сблизить их с ужасными маленькими незаконнорожденными отпрысками". А речь, в сущности, шла только о совместных играх детей в свободное, дачное, время. "И тогда, - с пафосом продолжала храбрая Минни, - я поднялась как настоящая львица, защищающая своих детенышей. Между мною и государем разыгрались тяжелые сцены".
На самом же деле конфликт разрешился тем, что император устроил невестке головомойку, она попросила у него прощения и подчинилась его воле.

Вдовствующая и отчасти правящая

После смерти мужа в 1894 г., став вдовствующей императрицей, она не сумела найти общий язык с женой сына Николая II - Александрой Федоровной. Почти сразу же между ними возникла неприязнь. Как считали многие, вдовствующая императрица играла слишком большую роль при сыне-императоре, заслоняя собой невестку. И это отражалось даже в придворном церемониале: на императорских выходах в первой паре обычно выступали император с матерью, а "действующая" императрица шла во второй паре с кем-либо из великих князей.

Как писал брат Александры Федоровны, герцог Эрнст-Людвиг, "императрица Мария была типичной свекровью и императрицей. Должен сказать, что Аликс, с ее серьезным и твердым поведением, была нелегкой невесткой для такой честолюбивой свекрови... Ники, со своим тонким чувством такта, все время пытался найти какой-то modus viventi, но всякий раз не мог преодолеть железную волю своей матери". Несомненно, невестка завидовала популярности свекрови, ее влиянию в придворной среде и в обществе. Между женщинами, в сущности, многие годы шла борьба за влияние на Николая - человека слабого и скрытного. Мария, несомненно, пыталась навязывать свою волю сыну, корректируя его политику в либеральном духе. Исследователи считают, что во многом благодаря Марии осенью 1905 г. Витте, которого она считала "гениальным человеком с ясной головой", стал во главе правительства и провел реформы.

Новые Борки

Но примерно с 1905 г. влияние Марии на сына начинает слабеть, и Николай безраздельно подпадает под влияние жены, что сказалось на общем духе его царствования последних лет. Как и многие другие, Мария пыталась бороться с влиянием Распутина на царскую семью. Это, в свою очередь, приводило к обострению отношения с невесткой и охлаждению отношений с сыном.
Так, несмотря на протесты Марии и следуя советам жены и Распутина, император в 1915 г. взял на себя верховное главнокомандование. В своем дневнике она пишет: "Он совсем не понимает, какую опасность и несчастье это может принести нам и всей стране".

Впрочем, можно понять и Николая, который тяготился советами матери, ее претензиями и протестами. Она же поступала, исходя из эсхатологической логики, типичной для любящих и властных матерей. В начале 1914 г. она говорила В.Н. Коковцеву: "Поймите меня, насколько я страшусь за будущее и какие мрачные мысли владеют мною... у меня одно желание - чтобы мой сын был счастлив, а я вижу, что мы идем верными шагами к какой-то катастрофе".
Можно ли было спасти Россию и династию, следуя советам вдовствующей императрицы, мы не знаем, но уже точно, что советы жены Николая стране и династии счастья не принесли.

Как катастрофу пережила Мария отречение сына от престола. После разговора с сыном в Могилеве 3 марта 1917 г. она писала дочери Ксении: "Все плохо, надеяться не на что. Мои волосы седеют". И хотя последнее высказывание 74-летней женщины нужно понимать фигурально, горе ее было вполне искренне.
Мария намного пережила не только своего мужа, но всех (кроме дочери Ксении) своих детей, многих внуков и закончила жизнь в 1928 г. в Дании. От большевиков ее спасли англичане, вывезя из Крыма в 1919 г. на специально присланном крейсере. При этом императрицу пришлось долго уговаривать, несмотря на месяцы домашнего ареста и непосредственную угрозу жизни: она не хотела покидать Россию, для нее уже давно не было другой родины. Навсегда покидая Россию, она, вероятно, испытывала те же чувства, что и в 1888 г., в день страшной катастрофы царского поезда под Борками. Тогда она написала брату: сразу после крушения поезда "был самый ужасный момент в моей жизни, когда... я поняла, что я жива, но что около меня нет никого из моих близких. Ах! Это было очень страшно".

Но тогда произошло чудо - все ее близкие остались живы. В 1919 году чудо не повторилось...

Назад Назад Наверх Наверх

 

Монах Авель
11 марта 1901 г.
Подробнее 

Платон ЗУБОВ // Последний фаворит
Неожиданная смерть Григория Потемкина осенью 1791 года стала важной вехой в истории царствования Екатерины II.
Подробнее 

Мария Федоровна // Дочь Фреденсборга
Фотография, сделанная кем-то, донесла до нас ее облик в тот момент, когда она 11 апреля 1918 г.
Подробнее 

Федор КАРЖАВИН // Преисполненный русским неунывающим духом
Он был истинным сыном своего XVIII века, века Просвещения.
Подробнее 

Авдотья Истомина // "Такая ножка! Такой талант!"
Ее сотворил не столько со своей женой Анисьей спившийся полицейский пристав Илья Истомин, сколько знаменитый балетмейстер Шарль Дидло по прозвищу "Крепостник", стоявший у истоков русского балета.
Подробнее 

Екатерина Нелидова // Преданное сердце одной малявки
Она была в первом, самом знаменитом, выпуске Смольного института, который был любимым детищем Екатерины II и ее сподвижника Ивана Бецкого.
Подробнее 

Александра Федоровна // Императрица не для толпы
"Жаль, что занятия отнимают столько времени, которое хотелось бы проводить исключительно с ней!" Так писал в своем дневнике занятый делами император Николай II.
Подробнее 

Митрополит Арсений МАЦЕЕВИЧ // Инквизитор и мученик
Он всегда слыл жестким, непреклонным и суровым инквизитором.
Подробнее 

Аполлинария СУСЛОВА // Жрица русской любви
Аполлинария производила неизгладимое впечатление: стройная девушка "с большими серо-голубыми глазами, с правильными чертами умного лица, с гордо закинутой головой, обрамленной великолепными косами.
Подробнее 

Григорий ОРЛОВ // Долгое прощание с "кипучим лентяем"
В начале 70-х годов ХVIII века в личной жизни Екатерины II наступил серьезный кризис.
Подробнее 

Князь Михаил Голицын // "Прямой сын Отечества"
Екатерина Великая поучала потомков: "Изучайте людей...
Подробнее 

Глафира Алымова // Судьба смолянки
Александр Бенуа писал об этой знаменитой картине Дмитрия Левицкого: "Вот это истинный восемнадцатый век во всем его жеманстве и кокетливой простоте и положительно этот портрет производит сильное неизгладимое впечатление как прогулка по Трианону или Павловску".
Подробнее 

 Рекомендуем
исследования рынка
Оборудование LTE в Москве
продажа, установка и монтаж пластиковых окон
Школьные экскурсии в музеи, на производство
Провайдеры Петербурга


   © Аналитический еженедельник "Дело" info@idelo.ru