Weekly
Delo
Saint-Petersburg
В номере Архив Подписка Форум Реклама О Газете Заглавная страница Поиск Отправить письмо
 Основные разделы
Комментарии
Вопрос недели
События
Город
Власти
Анализ
Гость редакции
Взгляд
Человек месяца
VIP-рождения
Телекоммуникации
Технологии
Туризм
Светская жизнь
 Циклы публикаций
XX век - век перемен
Петербургские страсти
Судьбы
Поколения Петербурга 1703-2003
Рядом с губернатором
Взгляд 22/9/2008

А и Б сидели на трубе... // Роль нефти в российской жизни

Дмитрий ТРАВИН*

А и Б - это не Абрамович и Березовский. Даже если продолжить перечисление по алфавиту наших олигархов - Вексельберг, Грызлов, Дерипаска, Евтушенков... и так до Якунина, - все равно не затронем всех, кто сидит на нефтяной трубе, поскольку от продажи энергоносителей зависим мы все.

После нас хоть потоп?

В 1998 году, когда нашу страну настиг азиатский финансовый кризис и спекулятивный капитал стал в массовом порядке утекать за границу и когда, в конечном счете, случились дефолт и девальвация, мировые цены на нефть упали до 12 долларов за баррель. За минувшие десять лет они возросли примерно в десять раз.

И хотя сейчас цены несколько упали, нетрудно понять, насколько крепче благодаря нефти стала наша национальная валюта. Нетрудно понять, насколько государству легче в таких условиях выполнять свои обязательства перед пенсионерами, бюджетниками и малоимущими гражданами. Нетрудно понять и то, насколько легче бизнесу обеспечивать общество сравнительно хорошо оплачиваемыми рабочими местами.

На нефтедолларах основывается рост реальных доходов населения. На нефтедолларах основывается и политическая стабильность страны, поскольку к богатым властям народ относится гораздо лояльнее, чем к бедным. Словом, благоприятная конъюнктура мирового рынка энергоносителей обернулась для многих из нас хорошим подарком.

Хотелось бы подчеркнуть, что действительно для многих. Конечно, львиная доля выгоды достается крупному бизнесу, но экономика так устроена, что удержать все деньги в одних руках невозможно. Поэтому нефтедолларовое благосостояние постепенно расползается по стране.

Тем не менее, ни в коем случае нельзя говорить об однозначно позитивных последствиях этой ситуации. Макроэкономические связи чрезвычайно сложны, и даже самые приятные вещи имеют, увы, свою оборотную сторону. От притока нефтедолларов часть общества серьезно страдает. Минусы для них перевешивают плюсы. Богатство оборачивается бедностью.

Кроме того, нефтедолларовое изобилие имеет еще и косвенные отрицательные последствия. Золотой дождь расслабляет правителей. Он создает у них в головах представление о том, что можно вечно сидеть на нефтяной игле, отказываясь от реформ, от адаптации нашей экономики к требованиям XXI столетия. Точнее, вряд ли они думают, что подобная благоприятная конъюнктура будет сохраняться вечно, но, по примеру французского короля Людовика XV, говорят: "После нас хоть потоп". На век их правления богатств хватит, а что станется с Россией дальше, волнует далеко не каждого из тех, кто стоит во главе страны.

В этой связи некоторые экономисты и политологи говорят даже о так называемом ресурсном проклятии. То есть о том, что стране, богато обеспеченной природой, приходится в борьбе за место под солнцем даже труднее, чем стране, у которой ничего нет и где люди понимают, насколько благосостояние зависит именно от их труда.

Конечно, нельзя здесь вести речь о жесткой предопределенности. В мире существуют примеры стран, неплохо обеспеченных природными ресурсами и в то же время динамично развивающихся во всех смыслах. Но, тем не менее, нефтедолларовое изобилие играет с нами сегодня злую шутку.

В этой статье мы попробуем последовательно рассмотреть, что происходит с нефтедолларами, приходящими в Россию, кто выигрывает от этого изобилия, кто и почему от него проигрывает, а также какой оказалась судьба так называемого второго этапа российских реформ в эпоху высоких цен на черное золото.

Единый фронт получателей

Осенью 2007 г. впервые за долгое время разговоры об угрозе нарастающей инфляции стали в России выходить на первый план. Казалось бы, эта проблема давно должна была уйти в прошлое. Печальные уроки 90-х гг. многому нас научили, и в элитах сформировался негласный консенсус, согласно которому денежная эмиссия считается весьма опасным инструментом макроэкономического регулирования, а потому "печатный станок" следует держать под жестким контролем. Более того, ни главу минфина Алексея Кудрина, ни главу Центробанка Сергея Игнатьева никак не отнесешь к числу популистов, желающих выбросить на рынок побольше рублей. Тем не менее, наметившаяся еще в конце прошлого десятилетия тенденция снижения темпов инфляции вдруг сошла на нет.

Прошлой зимой в России только и разговоров было о росте цен. Ведущие политики с жесткими нотками в голосе требовали от подчиненных остановить инфляцию. В научных кругах искали объективные объяснения данного процесса, все чаще кивая на мировой рынок продовольствия и вводя в оборот новое словечко: "агфляция". А оппозиция указывала на то, что в ценах и тарифах все чаще "сидят" огромные взятки чиновникам, причем происходит это при полном попустительстве правоохранительных и антимонопольных органов.
Весна не принесла облегчения. Ни один царедворец из кремлевской администрации не может сказать что-нибудь типа: "зима тревоги нашей позади, к нам с солнцем Йорка (нового президента Медведева?) лето возвратилось". Независимая (в отличие от российских официальных структур) ОЭСР прогнозирует на текущий год для России рост цен в размере 13%, тогда как в 2007 г. он составил 11,9%. А парламентарии из Федерального собрания, видимо, по-своему оценивая темпы инфляции, уже увеличили себе любимым зарплату в среднем на 20%.

Корни сегодняшней инфляции прорастают не из отдельных ошибок государственной экономической политики и даже не из ситуации, сложившейся на мировом рынке (хотя все это, конечно, важно). Ростом цен в России обернулся рост богатств. Постепенно все больше на первый план выходит понимание того факта, что инфляцией мы расплачиваемся за большие доходы от продажи нефти и газа, а также за тот приток иностранного капитала, который наметился в связи с формированием стабильного и перспективного российского товарного рынка.
Недавно еще можно было делать вид, что нефть и газ приносят выгоду лишь олигархам, тогда как российский народ в целом по-прежнему живет бедно. Сегодня на фоне растущих цен (в том числе на товары широкого потребления) подобный вывод представляется крайне ошибочным.

Существуют механизмы, посредством которых нефтедоллары расползаются по всей стране и серьезно меняют макроэкономическую ситуацию. Инфляция же является одним из важнейших индикаторов, свидетельствующих (даже при возможном недоверии к официальной статистике, постоянно рапортующей о росте реальных доходов населения) о том, что в России сегодня формируется единый фронт получателей нефтяной ренты, включающий в себя миллионы людей - от олигархов до уборщиц.

Куда идут нефтедоллары

Что же происходит с нефтедолларами в России и как их приток связан с ростом инфляции? Дело в том, что значительную часть иностранной валюты, приходящей на российский рынок, Центробанк скупает ради пополнения своих международных резервов. Эта покупка осуществляется на те рубли, которые эмитируются (в просторечии - "печатаются") специально для данной цели. Иначе говоря, чем большую величину составляют доходы от продажи наших ресурсов на мировом рынке, тем больше новых денег приходится "делать" Центробанку.
Таким образом, получается, что, несмотря на консенсус, сложившийся относительно опасности значительной денежной эмиссии, г-н Игнатьев постоянно продолжает прибегать к услугам "печатного станка"**.

А может ли он этого не делать? Может. Однако данный случай ярко демонстрирует, что в экономике не бывает однозначно правильных и однозначно неправильных решений. Каждое имеет свою оборотную сторону. В частности, если Центробанк не будет скупать валюту для пополнения своих международных резервов, давление большой массы долларов на российском рынке приведет к подъему рубля, становящегося в такой ситуации "дефицитным".
С точки зрения простого гражданина России, подобная перспектива, естественно, выглядит неплохо. Мы становимся богаче, можем больше покупать импортных товаров, чаще путешествовать за границей, останавливаться в лучших отелях и обедать в дорогих ресторанах.

Однако, с точки зрения российского товаропроизводителя, такое богатство - страшное зло. Дорогой рубль делает более дорогими (в сравнении с импортом) и производимые нами товары. Если Центробанк не удержит своими действиями доллар от падения, многие российские предприятия потеряют конкурентоспособность и прекратят свое существование. А вместе с ними прекратят свое существование и многие рабочие места. Сократится рост ВВП, появятся кризисные зоны. Неожиданно обнаружившееся богатство россиян в долгосрочной перспективе обернется бедностью.
Все вышесказанное, впрочем, не означает, что политика Центробанка - единственно правильная. В конце концов, дорогой рубль стимулировал бы рост производительности труда на российских предприятиях. Не все они закрылись бы, многие вынуждены были бы приспособиться к условиям жесткой конкуренции. Однако данную проблему мы сейчас затрагивать не будем. Ограничимся пониманием той логики, которой следует ведомство г-на Игнатьева.

Итак, скупая нефтедоллары, Центробанк в большом количестве эмитирует рубли. Если после девальвации 1998 г. международные резервы России составляли $ 12 млрд., то в момент, когда пишется эта статья, они составили примерно $ 560 млрд. Куда же разошлись рубли, на которые эта валюта была скуплена?

Продолжение следует

*- Травин Дмитрий Яковлевич - научный руководитель Центра исследований модернизации Европейского университета в Санкт-Петербурге.

** - В последний месяц по причине бегства капитала из России ЦБ некоторое время продавал валюту, однако это, скорее всего, явление временное.

Назад Назад Наверх Наверх

 

Догорает ли эпоха?
"Кризис наступил, однако это лишь начало.
Подробнее 

Модель села на мель
Почему-то уверен, что в недалеком будущем люди станут делить время на новые отрезки "до" и "после".
Подробнее 

Растворившаяся команда // 1991-2008: судьбы российских реформаторов
В прошлом номере мы завершили статьей о Егоре Гайдаре публикацию цикла "Великие реформаторы".
Подробнее 

Куда пошла конница Буденного // Голодомор в СССР: как обстояло дело за границами Украины
В последние месяцы одним из самых острых политических вопросов на постсоветском пространстве стал вопрос украинского голодомора, имевшего место в 30-е гг.
Подробнее 

С КЕМ ВЫ, МАСТЕРА КУЛЬТУРЫ // Владимир Войнович // Советский режим был смешнее нынешнего
Писатель Владимир ВОЙНОВИЧ рассуждает о грядущей смуте и об идейном родстве нынешней власти и советского руководства.
Подробнее 

Некромент, или Смертельное танго
Пять сюжетов, от $ 2 за штуку.
Подробнее 

Пиар, кризис и бла-бла-бла
Не то чтобы небольшая брошюра записок и выписок директора по связям с общественностью "Вымпелкома"-"Билайна" Михаила Умарова была совсем уж бессмысленным и бесполезным чтивом - отнюдь.
Подробнее 

"Это было летом"
В галерее IFA под патронажем Санкт-Петербургского творческого союза художников прошла выставка "Это было летом".
Подробнее 

Хорошо воспитанный старый мальчик
Создатели документальной ленты о Валентине Берестове, презентация которой прошла недавно в Фонтанном доме, назвали свое широкоформатное детище "Знаменитый Неизвестный".
Подробнее 

Письма из Германии // Константа
Есть такая поговорка: "Господь и леса не сравнял".
Подробнее 

С кем вы, мастера культуры? // Алексей Герман // Наш народ был изнасилован. И многим понравилось…
Кинорежиссер Алексей ГЕРМАН в интервью "Делу" рассказал о том, каким ему видится нынешнее состояние российского кинематографа, какие идеи задают в нем тон и что представляет собой сегодня российская интеллигенция.
Подробнее 

Никита Белых // Россия не доверяет демократам
Агония новейшей российской оппозиции, похоже, близка к финалу.
Подробнее 

 Рекомендуем
исследования рынка
Оборудование LTE в Москве
продажа, установка и монтаж пластиковых окон
Школьные экскурсии в музеи, на производство
Провайдеры Петербурга


   © Аналитический еженедельник "Дело" info@idelo.ru