Weekly
Delo
Saint-Petersburg
В номере Архив Подписка Форум Реклама О Газете Заглавная страница Поиск Отправить письмо
 Основные разделы
Комментарии
Вопрос недели
События
Город
Власти
Анализ
Гость редакции
Взгляд
Человек месяца
VIP-рождения
Телекоммуникации
Технологии
Туризм
Светская жизнь
 Циклы публикаций
XX век - век перемен
Петербургские страсти
Судьбы
Поколения Петербурга 1703-2003
Рядом с губернатором
Человек месяца 24/12/2007

Человек месяца // Кронпринц Дмитрий Медведев // Чистый холст с двумя мазками

Евгений КУЗНЕЦОВ

10 декабря мы узнали, что кронпринцем объявлен Дмитрий Медведев. Стало ли это сообщение сенсацией? Стало, хотя не должно было ни в коем случае! Ведь разговоры о подобном варианте велись уже не первый год - при любых раскладах он выглядел логичным и обоснованным.

Нравится всем

Дмитрий Медведев нравится почти всем, кому должен нравиться. Нравится Западу за миролюбивую риторику и рукоподаваемость. Нравится умеренным "патриотам" за подчеркнуто дружественные отношения с РПЦ и заботу о демографии. Нравится либералам за критику "суверенной демократии". Нравится аполитичным массам за презентабельность и национальные проекты. Нравится даже Жириновскому, которому обычно не нравится никто, кроме Путина и Жириновского. Золото, а не вариант!

Именно поэтому его никто не ждал. Ждали чего угодно - союза с Белоруссией, третьего срока, Сергея Иванова, на которого по привычке делали ставки... Но только не этого, казавшегося уж слишком простым, варианта. Наверное, поэтому Путин и остановил свой выбор на нем.

Естественно, биография Медведева стала одной из самых обсуждаемых тем. Вспомнили все: Ленинградский университет, плавание в неспокойных водах нового российского бизнеса, администрацию президента, рывок в вице-премьеры, национальные проекты. Но если с биографией будущего президента все ясно, то его убеждения по-прежнему вызывают вопросы.

Никакого секрета в них, конечно, нет. Просто систематизацией его мировоззрения пока никто не занимался. Даже сам Медведев. Он не публиковал, как Сурков, программных статей. Ему не посвящали книг с названиями типа "Медведев: его идеология", так как еще совсем недавно они не полагались ему по статусу. Нет пока даже брошюры типа: "План Путина в видении Медведева". Все, что имеется в наличии, это ряд реплик из публичных выступлений и интервью, c которыми выступал будущий президент. Основываясь на них, а также на особенностях жизненного пути первого кандидата, и приходится делать выводы.

При взгляде на Медведева хочется прежде всего отметить два факта. Факт первый: в кругах политического истеблишмента он выделяется молодостью. И это при том, что правящий ныне Россией класс - отнюдь не геронтократия. Факт второй: за ним практически нет советского бекграунда - ни политического, ни административного. Что теоретически должно свидетельствовать о свежести не только в голове, но и в методах.

Есть и третья особенность. На фоне эклектичных риторики и практики высших лиц государства Медведев - почти образец целостного мировоззрения. Конечно, разногласия с самим собой у Медведева найти можно. В конце концов, современная российская политика - чистейший постмодернизм с переменами ролей и масок. Но именно на таком фоне он выглядит чуть ли не самым последовательным действующим лицом.

Не суверенный демократ

Главная идеологическая интрига в сюжете с Медведевым состоит в его отношении к "нашему всему", к "суверенной демократии". Ведь он с самого начала критиковал данную доктрину, и этим не мог не выделиться из общего ряда.
В конце концов, ажиотаж вокруг термина, введенного в оборот Сурковым, не стихает до сих пор. И этот ажиотаж никогда не носил характера критики - совсем наоборот. Большинство принялось за апологию и дальнейшее развитие этой идеи. Так, Сергей Иванов включил "суверенную демократию" в триаду новых российских национальных ценностей вместе с "сильной экономикой" и "военной мощью". В Челябинске недавно вообще открыли "Центр конституционно-правовых исследований проблем суверенной демократии". И готовят там целые монографии. А Медведев уже в 2005 году назвал данный термин "далеко не идеальным", отметив, что "если к слову "демократия" приставляются какие-то определения, то это создает странный привкус".

Оперируя юридической логикой, Медведев не плюсовал "суверенитет" к "демократии", а выводил его из нее, как в математической формуле. Ведь "демократия" как "власть народа" означает, что народ - источник власти, суверен. То есть демократия - это концентрированный суверенитет в чистом виде.
Такое понимание проблемы давало право Медведеву говорить о "подлинной демократии или просто о демократии при наличии всеобъемлющего государственного суверенитета".

Правда, интересно здесь отнюдь не это теоретизирование, а диссонанс с общепринятой точкой зрения. Сложно понять, как будет разрешаться проблема диссонанса. А разрешать ее придется. Если Медведев видит главной задачей дня "консолидацию российской элиты", а элита почти в полном составе сплотилась вокруг "доктрины Суркова", то сомнения напрашиваются сами собой.
Медведев, конечно, может оперативно поменять свою точку зрения, но это будет выглядеть неэффектно. Он может продолжать ее отстаивать, что, скорее всего, приведет к некоторой разбалансировке системы. То есть к потере той самой консолидации, которая, по Медведеву, сейчас задача №1. Возможно, наиболее удобным вариантом для всех сторон будет сочтено умалчивание разногласий. По-крайней мере, на первое время.

Без бряцания оружием

Переходя от общего к частному, Медведев видит Россию как "независимую и демократическую" страну "среди полноценных членов европейской семьи". Его внешнеполитическая риторика на фоне последних событий вообще поражает миролюбием. В словах преемника совершенно не просматривается того гипертрофированного реваншизма, что, к сожалению, все больше входит в моду.

Конечно, в его словах присутствует пафос национального возрождения - сейчас он везде присутствует, это неизбежно. Так, в своем первом обращении к нации, сделанном уже в новом качестве, Медведев заявил: "Стало другим отношение к России в мире. Нас не воспитывают, как школяров. Нас уважают, и с нами считаются".
Но едва разговор переходит на более высокий уровень, выясняется, что для Медведева основной задачей является "сохранение эффективной государственности в пределах существующих границ". Без полюбившегося в последнее время бряцания оружием и без разговоров о "сгущающихся тучах". Наоборот, Медведев не устает время от времени напоминать, что страхи перед Россией "фантомны и иррациональны". То есть в сухом остатке есть лишь предметный разговор о максимально эффективном использовании имеющихся в наличии ресурсов для достижения максимальных результатов.

Внутриполитическая риторика Медведева также носит печать демократизма. При всех его ссылках на "сильную президентскую власть, которая в нашей стране... необходима", будущий глава государства не исключает перспективы формирования "полноценного партийного правительства". И даже не исключает перспективы появления "партийного президента" при развитой политической системе.
Толика изоляционизма присутствует в его словах, лишь когда речь заходит об экономических вопросах. Впрочем, в этой толике также нет ничего экстраординарного - она не выходит за рамки господствующего мейнстрима. От Медведева изначально можно было ожидать постулата о том, что "независимость России должна базироваться только на национальном капитале" и что государство все же должно принимать участие в экономической жизни. Однако зоны безусловного превалирования как национального капитала, так и государства (что в последнее время все больше одно и то же) он ограничивает "стратегическими секторами".

Никакому Дерриде не снился

Так что перед нами кандидат на все 100%. Но интрига все равно остается. Медведев - ровный, спокойный, буржуазный - сейчас нравится почти всем. Бесконечно так продолжаться не может. Сразу после инаугурации он неизбежно перестанет быть только путинским выдвиженцем и преемником. Пусть даже против собственной воли, пусть даже при регенте Путине, но он станет самостоятельной фигурой. Любые иные варианты для российской политической культуры - это оксюморон.

Конечно, теоретически возможен вариант нового президента как копии Михаила Калинина. Но типаж Медведева при всей его нарочитой скромности мало похож на имидж "всесоюзного старосты". Так что новому президенту придется раскрываться, конфликтовать, делать выбор и принимать решения.
И вот здесь возможны любопытные метаморфозы. Политический портрет Медведева при всем том, что он уже успел сказать, - это все равно чистый холст с двумя-тремя мазками. Все слишком ухожено. И реально Дмитрия Медведева мы не знаем. Пусть он уже проявил себя на публике, но судить по делам пока невозможно.

Ведь, как уже поминалось, современная российская политика - это такой постмодернизм, который никакому Дерриде не снился. Превратиться в ястреба и суперэтатиста из голубя и либерала - проще простого. Особенно если этого потребует ситуация.
Когда наверху решат, что пора, Медведев в один момент может превратиться в довольно жесткую фигуру. Как внутри страны, так и за ее пределами. Но это мы увидим, если увидим вообще, только после выборов. А пока... Знакомьтесь, кронпринц Дмитрий Медведев с рейтингом в 60%. Неплохо для двух недель.

Назад Назад Наверх Наверх

 

Джон Маккейн // Свой среди чужих, чужой среди своих
Биография кандидата в президенты США Джона Маккейна, ставшего в феврале явным фаворитом гонки среди республиканцев, поистине кинематографична.
Подробнее 

Человек месяца // Кронпринц Дмитрий Медведев // Чистый холст с двумя мазками
10 декабря мы узнали, что кронпринцем объявлен Дмитрий Медведев.
Подробнее 

Василий ЯКЕМЕНКО // Борец с калоедами
Первое знакомство автора сих строк с политической карьерой назначенного в этом месяце главы госкомитета по делам молодежи Василия Якеменко произошло летом 2002 года.
Подробнее 

Виктор Зубков // Восставший из социализма
В связи с неожиданно всплывшей фигурой очередного премьера обсуждение события идет, главным образом, вокруг темы "преемник - непреемник".
Подробнее 

Шимон ПЕРЕС // Девятый президент Израиля
Новым президентом Израиля, девятым по счету в современной истории страны, стал вице-премьер действующего правительства Шимон Перес - человек, которого называют патриархом израильской политики.
Подробнее 

Николя Саркози // Шестой президент Пятой республики
С 1958 года во Франции существует политический режим Пятой республики.
Подробнее 

Сергей Гуляев // Когда на Невском, как под Кандагаром
"Любое шествие - это тоже бизнес.
Подробнее 

Рамзан I. Он же Кадыров II
Рамзана Кадырова можно по праву считать героем не только прошедшего, но и текущего месяца российской политики.
Подробнее 

Ангела МЕРКЕЛЬ // Серая жемчужина
Журнал "Тайм" пишет о Германии как о "стране улыбок" и приводит слова руководителя крупной софтверной фирмы SAP Хеннинга Кагерманна о том, что "Меркель как раз тот человек, который сейчас нужен Германии".
Подробнее 

Томас ИЛЬВЕС // Харизматик, ведущий либералов
В начале месяца новый президент Эстонии Томас Хендрик Ильвес был приведен к присяге.
Подробнее 

Синдзо Абэ // На пути "К прекрасной стране"
20 сентября 2006 г., получив 66% голосов в свою поддержку, новым главой Либерально-демократической партии (ЛДП) Японии, а значит, и премьером страны стал генсек кабинета министров Синдзо Абэ.
Подробнее 

Юлия ТИМОШЕНКО // Роман с Украиной
В июне удивительно долгая эпопея с формированием украинского правительства, наконец, подошла к концу.
Подробнее 

 Рекомендуем
исследования рынка
Оборудование LTE в Москве
продажа, установка и монтаж пластиковых окон
Школьные экскурсии в музеи, на производство
Провайдеры Петербурга


   © Аналитический еженедельник "Дело" info@idelo.ru