Weekly
Delo
Saint-Petersburg
В номере Архив Подписка Форум Реклама О Газете Заглавная страница Поиск Отправить письмо
 Основные разделы
Комментарии
Вопрос недели
События
Город
Власти
Анализ
Гость редакции
Взгляд
Человек месяца
VIP-рождения
Телекоммуникации
Технологии
Туризм
Светская жизнь
 Циклы публикаций
XX век - век перемен
Петербургские страсти
Судьбы
Поколения Петербурга 1703-2003
Рядом с губернатором
Анализ 19/6/2006

Основы путинизма // Как распадаются режимы

Дмитрий ТРАВИН

При неумелом урегулировании возможных конфликтов и при быстром развитии гражданского сознания нашего общества возможно что-то вроде бархатной революции с переходом к демократии по образцам стран Центральной и Восточной Европы. Впрочем, основываясь на имеющейся у нас на сегодня информации, можно прийти к выводу о малой вероятности развития событий по подобному сценарию в обозримой перспективе.

Почем президент второй свежести?

Самая большая опасность, подстерегающая сегодня путинизм, состоит в том, что бравые путинисты могут попытаться управлять страной так, как если бы она действительно являлась в полной мере собственностью небольшой закрытой корпорации. Ведь безопасно приватизировать можно отдельное предприятие, много отдельных предприятий и даже все предприятия страны. Но приватизация самой страны — вещь чрезвычайно опасная для тех, кто этим занимается.

Отличие экономики от политики состоит в том, что любое законно основанное акционерное общество подлежит защите со стороны государства даже в том случае, если широким народным массам не нравится власть узкой группы акционеров. Недовольных всегда принудят к повиновению, если, конечно, само государство является в глазах народа образованием достаточно легитимным. Но если в такое акционерное общество (да к тому же еще закрытое) превращают само государство, если пытаются политической сферой нашей жизни управлять как экономической, "акционеры" могут внезапно обнаружить, что остались без всякой защиты. Поскольку государство, обслуживающее интересы малой кучки людей, по большому счету, легитимным считаться не может.

Естественно, речь в данном случае не идет о том, что пролетариат обязательно "сожрет" буржуазию в соответствии с марксистской теорией. Жизнь показала, что общество, основанное на частной собственности, вполне может рассматриваться широкими слоями населения (даже обездоленными) как достаточно легитимное. Опасность нестабильности возникает из совсем другого источника.

Общество бывает стабильным, когда различные элиты находятся в согласии друг с другом, когда каждая из них видит свое место в социальной структуре и не чувствует себя ущемленной. При согласии элит недовольство широких масс населения не может потрясти основ общества. Возглавить протест некому, а значит, на долю любых недовольных останется лишь бессильный гнев. Поэтому мудрые правители всегда стремятся к тому, чтобы интересы различных элит в обществе хоть в какой-то мере учитывались. Оптимальным же механизмом согласования интересов элит является демократия.

Демократия в политике — это как рынок в экономике. Если люди хотят покупать некий товар, рынок с помощью механизма цен дает понять производителю, какова сегодня структура потребностей. Поэтому дефицита в рыночном хозяйстве нет — плати за товар столько, сколько он стоит, и забирай. Точно так же обстоят дела и на "политическом рынке". Если люди разочаровались в одних элитах, у них есть возможность "приобрести себе" других лидеров. Дефицита политиков нет — голосуй и получай того, кого выбрал.

Не стоит думать, будто демократия — это полновластие народа. Подобные иллюзии обычно приводят к тому, что кухарки стремятся управлять государством. Но не следует думать также, будто демократия — пустая говорильня. На самом деле она представляет собой инструмент, остро необходимый для выживания всякого современного общества.

Ограничения демократии сродни товарному дефициту. Старье уже надоело, но купить за свои деньги то, в чем реально испытываешь (или кажется, что испытываешь) потребность, тебе не дают. Вместо этого "пудрят мозги" уже надоевшей пропагандой: бери президента второй свежести, а то никакого не получишь. В определенный момент пропаганда надоедает. Возникает социальный взрыв.

Особенности национального вылизывания

Путинское корпоративистское государство, выстроенное по типу закрытого акционерного общества, опасно тем, что оно не пытается согласовывать интересы различных элит. Оно отдает страну в руки чрезвычайно узкой группы лиц, тогда как все остальные группировки, считающие себя вправе участвовать в принятии государственных решений, вынуждены сегодня "стоять в длинной очереди", дабы получить от Кремля указание относительно того, что позволено, а что нет.

Многие люди, обладающие информацией, уже замечали одну интересную черту нравов, установившихся после 2003 г. Прилюдно наши российские элиты готовы чуть ли не передраться, дабы получить возможность лизнуть "сиятельную задницу". Но как только остаешься с представителем той или иной элиты наедине, так сразу ощущаешь всю накопившуюся у него ненависть к режиму. В элитах ненавидят режим практически все. И действительно, кто же будет его любить?

Региональные элиты поставлены в унизительную зависимость от Кремля отменой губернаторских выборов. Раньше можно было в соревновании сил и средств проталкивать своего кандидата "в хозяева области", тогда как теперь надо умолять и ублажать членов правящей корпорации, дабы они прислали к тебе в регион на кормление какого-нибудь своего не слишком противного и не чересчур жадного ставленника.

Деловые элиты деморализованы историей с Ходорковским. Конечно, они не разорены. Некоторые наживаются даже почище, чем прежде. Но все понимают при этом, что богатства их гарантированы исключительно волей нашего главного гаранта. И в любой момент могут быть поставлены на службу корпорации. А потому известные доли этих богатств уже переводятся за границу.
Политические элиты вообще ликвидированы. Тот, кто хочет сохраниться в качестве политика, вынужден на коленях приползать в "Единую Россию", как это делают, скажем, многие депутаты петербургского ЗакСа. Но и "ЕдРосы", по сути дела, представляют собой не политическую, а бюрократическую элиту. Они не отстаивают свои идеи, не борются за электорат, а лишь выслуживают парламентские кресла, выполняя задания корпорации.

Наконец, интеллектуальная элита России, которая, в принципе, ничего при Путине не проиграла, поскольку ничего особо и не имела, испытывает чувство морального дискомфорта. Просто потому, что всякий человек, уважающий не деньги и карьеру, а интеллект, испытывает естественное отвращение, находясь в атмосфере лжи и вылизывания. Как говорил Синявский, "у меня с властью — стилистические разногласия".
Журналист может сегодня хорошо зарабатывать, превращаясь в пиарщика. Ученый вполне способен уехать ради денег и работы на Запад. Художник имеет возможность по образцу Зураба Церетели найти себе влиятельного патрона. Но для многих подобный стиль существования противен в самой своей основе.

К консенсусу элит

Таким образом, получается, что корпоративистское государство напоминает перевернутую пирамиду. Оно держится на своей верхней точке. Держится за счет всенародной любви к президенту. А любовь эта изрядно подкармливается немереным потоком нефтедолларов.

Но народная любовь переменчива. Нефтедоллары кончаются, а с ними кончается и почитание президента. Причем часто президенты даже не успевают заметить тот момент, когда любовь оборачивается ненавистью. Один лишь пример Николае Чаушеску чего стоит! На очередном митинге он взглянул в глаза толпе и понял: настал конец. Причем этот конец настал столь быстро, что диктатор не успел даже сбежать из родной своей Румынии.
Демократия и опора на различные элиты нужны правящей верхушке именно для того, чтобы встретить во всеоружии момент кризиса. Народ всегда предает вождя, потому что быстро в нем разочаровывается. Элиты же обычно пытаются смягчить кризис, поскольку их поддержка режима основана не на фанатизме и наивности, а на интересе. Однако если интереса нет, если элиты загнаны в угол, то любая серьезная дестабилизация оказывается чревата распадом всего режима. Вождь не успеет даже заметить, как вместо языка, вылизывающего ему соответствующую точку, появятся крепкие зубки, энергично впивающиеся в мягкое место.

Что касается путинского режима, то в краткосрочной перспективе кризис ему не грозит: слишком уж благоприятна мировая конъюнктура рынка энергоносителей. В перспективе же среднесрочной (и тем более долгосрочной) вероятность бескризисного развития резко снижается. А это значит, что для своего выживания режим должен не консервировать корпоративистскую модель, а, наоборот, как можно скорее отправить ее в утиль. Лишь восстановление доверия различных элит может позволить России длительное время развиваться без социально-политического кризиса.
Если Кремль не захочет этого понять, то пробуждение от "сладкого сна", в котором видятся бесконечные "Юганскнефтегазы" и "Сибнефти", окажется весьма неприятным. Но думается, что вероятность реализации столь пессимистического сценария в сегодняшней России невелика. Скорее всего, корпоративистская модель скоро разрушится, члены корпорации перегрызутся между собой, и Кремль начнет обустраивать свою власть с помощью иных механизмов. Механизмов, обеспечивающих достижение достаточно широкого консенсуса элит.

Окончание следует

Назад Назад Наверх Наверх

 

Регионы против государств // Философский камень XXI столетия
Окончание.
Подробнее 

Регионы против государств // Философский камень XXI столетия
Несмотря на то, что человечество благополучно разменяло уже седьмой год нового столетия, XXI век - в историческом, а не в хронологическом смысле - так и не наступил.
Подробнее 

Мир и страна // На уровне "Жигулей" // Качество государства в России
В начале правления Владимира Путина строилась "управляемая демократия" (термин был взят у индонезийского диктатора Сукарно), плавно переходящая в "вертикаль власти".
Подробнее 

Все будет хорошо! // Это знает Михаил Дмитриев
Михаил Дмитриев — доктор экономических наук, президент Центра стратегических разработок (ЦСР).
Подробнее 

Терпимость в доме без хозяев // Как добиться прочной толерантности в России?
Кровавые события, произошедшие недавно в Кондопоге и постоянно в той или иной форме происходящие в других местах России, в очередной раз поставили вопрос о том, как мы понимаем толерантность.
Подробнее 

Нации в транзите // Разбегание славян?
Прошедшим летом появился очередной обзор "Freedom House", целиком посвященный переходным странам ("Nations in Transit").
Подробнее 

Россия и большая семерка // Энергодиалог в стиле "фигвам"
Андрей Заостровцев .
Подробнее 

Я - не джип, но еще вырасту? // Россия на фоне большой семерки
Случилось страшное.
Подробнее 

Основы путинизма // Однопартийность — не порок, но большое свинство
К власти в России пришла узкая корпорация лиц, связанных со спецслужбами.
Подробнее 

Церковь и политика // Куда ведут православных россиян их пастыри?
В "Деле" от 10 апреля 2006 г.
Подробнее 

Основы путинизма // Как распадаются режимы
При неумелом урегулировании возможных конфликтов и при быстром развитии гражданского сознания нашего общества возможно что-то вроде бархатной революции с переходом к демократии по образцам стран Центральной и Восточной Европы.
Подробнее 

Основы путинизма // Правящая корпорация: от рассвета до заката
В мире встречаются разного рода корпорации.
Подробнее 

 Рекомендуем
исследования рынка
Оборудование LTE в Москве
продажа, установка и монтаж пластиковых окон
Школьные экскурсии в музеи, на производство
Провайдеры Петербурга


   © Аналитический еженедельник "Дело" info@idelo.ru