Weekly
Delo
Saint-Petersburg
В номере Архив Подписка Форум Реклама О Газете Заглавная страница Поиск Отправить письмо
 Основные разделы
Комментарии
Вопрос недели
События
Город
Власти
Анализ
Гость редакции
Взгляд
Человек месяца
VIP-рождения
Телекоммуникации
Технологии
Туризм
Светская жизнь
 Циклы публикаций
XX век - век перемен
Петербургские страсти
Судьбы
Поколения Петербурга 1703-2003
Рядом с губернатором
Анализ 31/1/2005

От Дуче до Туркмен-баши // Маленькая страна больших диктаторов

Андрей Заостровцев

Не одна лишь Россия прошла через долгие годы диктатур. На слух слово "Парагвай" ассоциируется с чем-то веселым и пестрым (Парагвай - попугай?). Однако история этой страны не слишком весела.

Приплод - в народ

А все начиналось с демократии. Парагвайцы провозгласили независимую от Испании республику в 1811 г. - первыми в Латинской Америке.

Хосе Гаспар Родригес де Франсия ("Эль Супремо Диктадор") - поклонник французских энциклопедистов и, наверное, один из самых образованных парагвайцев той эпохи, быстро свернул демократию и правил в стране железной рукой с 1814 по 1840 гг. Построил он общество, близкое не столько даже идеалам Робеспьера, сколько Бабефа с его "республикой равных".

Франсия разрушил власть олигархии. Раскинув сеть доносительства, он раскрыл заговор, обвинил в нем 200 наиболее известных представителей элиты и казнил их. Ежегодно он отправлял по 400 своих политических противников в лагеря, где они пребывали лишенными каких-либо человеческих условий существования. Люди арестовывались без обвинения и исчезали без суда. Пытки заключенных происходили в так называемой "Палате Правды".

Однажды Франсия согнал на главную площадь в Асунсьоне 300 "пенинсуларес" (родившихся в Испании), обвинил их в измене и заточил на 18 месяцев. Освободил же только после согласия заплатить 150 тысяч песо (75% годового бюджета страны). После этого пенинсуларес обнищали и утратили свое влияние.

Парагвай той эпохи представлял собой закрытое общество (выезд из страны карался смертью, а въезжавший оставался в ней навсегда). В нем доминировали государственное централизованное хозяйство и монополия внешней торговли. Использовались даже расовые эксперименты: браки между европейцами были запрещены, и они должны были "скрещиваться" с местным населением.

Был Франсия, ко всему прочему, еще и воинствующим атеистом. Следуя на деле знаменитому призыву Вольтера "Раздавите эту гадину!", он конфисковал собственность католической церкви и национализировал ее финансы. Церковные земли поступали государству и передавались в аренду неимущим крестьянам.

Различного рода штрафы и конфискации имущества богатых помогали снизить налоги для всех остальных. Государство стало крупнейшим собственником, но при этом делилось с народом. Так, армейский персонал (силовики) управлял сорока пятью животноводческими фермами. Приплод часто раздавался крестьянам. В результате народ был счастлив.

Счастья народу добавлял и тот факт, что идейный аскет Франсия не украл ни единого песо. После него остался удвоенный золотой запас и средства, которых хватило на жалованье государственным служащим на несколько лет вперед.

Следующим диктатором стал Карлос Антонио Лопес (1844-1862). "Эль Экселентиссимо" (сиятельнейший). В противоположность аскету Франсии, он уже не различал государственную и семейную собственность. Однако, как говорится, постарался и для страны. Во-первых, сделал ее более открытой, во-вторых, создал систему образования. При Франсии в стране была только одна (!) начальная школа, Карлос Лопес довел их число до 400.

Его власть наследовал сын - Франсиско Солано Лопес ("Эль Марискал", то есть маршал). Это был кровавый кошмар Парагвая. Он развязал войну сразу с тремя странами - Бразилией, Аргентиной и Уругваем. Подозревая заговоры и борясь с малейшим неповиновением, "Эль Марискал" обрушил страшные репрессии на армию. Ради экономии свинца, репрессированных убивали мотыгами. На войну мальчиков призывали с 10 лет. Лопес-младший погиб, а Парагвай потерял едва ли не половину своего населения и в итоге был оккупирован с 1870 по 1876 гг.
В период оккупации в стране появляются политические партии. Находившиеся в эмиграции противники диктатуры Лопесов объединились в партию либералов ("легионеры"), сторонники линии лопесов ("лопистас") - в партию "Колорадо".

Генеральские "крыши"

Перескочим в XX век. В 1932-1935 гг. происходит война Парагвая с Боливией. Парагвай, потеряв 8% мужского населения, побеждает, а одним из героев войны становится Альфредо Стресснер Матиауда (1912 г.р.). В 1954 г. генерал Стресснер смещает президента Чавеса и остается президентом-диктатором до 1989 г. В народе он получил прозвище "Эль Континуадо". Продолжатель. Чего? Наверное, дела предыдущих трех "элей".

Режим Стресснера держался на трех соединенных опорах - партии "Колорадо", бюрократии и армии. Это соединение получило название "стронато".
Членство в партии было обязательным для всех, занятых в государственном секторе. Не только для чиновников, служащих в армии и госбезопасности, но и для всех работников госучреждений (например, учителей), в т.ч. для владельцев и рабочих полугосударственных компаний. Таким образом, для многих реализовался хорошо известный советскому человеку принцип "вне партии - вне работы" (и уж точно вне карьеры).

Элите пребывание в партии открывало доступ к таким источникам персонального обогащения, как выгодные государственные заказы, контрабанда, земельные участки, валютные операции, наркотрафик.
Значительную часть экономики представляли нелегальные операции (по имеющимся оценкам, 40-50%). Эти операции контролировались ("крышевались") высшим генералитетом Стресснера. Особое место в них занимала контрабанда. Большинство обозревателей сходились во мнении, что в 1980-е гг. ее объем равнялся объему легальной внешней торговли, а то и превосходил его. Например, 80% всех автомобилей доставлялись в Парагвай нелегальным путем из Бразилии. По иронии судьбы, центром контрабанды стал порт на реке Парана, названный именем Стресснера.

Естественно, что в такой среде процветала коррупция. Особо "взяткоемкой" была система множественных валютных курсов. В 1988 г. Центробанк поддерживал четыре валютных курса и все они были завышены по сравнению с рыночным. Так, для импорта ряда государственных предприятий (а они контролировались, как правило, военными) был установлен самый высокий курс - 240 гуарани за $ 1, тогда как свободный рыночный курс составлял более 900 гуарани за $ 1. Понятно, что здесь было где "разгуляться".
Вовлечение в нелегальную экономику и коррупцию органически вписывалось в стронато и играло важнейшую роль в обеспечении приверженности диктатору. Эта приверженность основывалась на запугивании, с одной стороны, и кооптации, с другой. Стресснеру приписывают следующие слова: "Необходимо подстрекать к криминальным действиям, так как они порождают соучастие, а соучастие - лояльность". В таком сообществе всякий, кто не коррумпирован, представляет потенциальную угрозу для него.

Партия "Колорадо" протягивала свои "щупальца" и далеко вниз. Партийные секции существовали в каждой коммуне. В сельской местности жители должны были состоять в "Колорадо", чтобы получить займы, хорошие рабочие места, пособия, лекарства и даже гробы.
Таким образом, от партии каждый получал свое. Элите она предоставляла возможность легкого обогащения, специалистам из среднего класса - доступ к подходящей работе и продвижение по службе ("социальный лифт"), а низшие классы нуждались в ней ради выживания. Нет ничего странного в том, что в конце 1980-х гг. партия насчитывала 1,4 млн. членов, что составляло 35% от всего населения страны.

Правил, но не того поставил

Правил Стресснер довольно просто. Согласно Конституции. В ней имелась ст. 79, которая предоставляла президенту право объявлять чрезвычайное положение сроком на 3 месяца. Вот оно и объявлялось непрерывно до апреля 1987 г. Подсчитали, что 122 раза. Отменялось оно только на дни выборов.

В парламенте, согласно Конституции, занявшая первое место партия (партия власти) получала две трети мест, остальные делили оставшуюся треть. Щедр Стресснер был к официальной оппозиции. Правда, и называли такую оппозицию "закветерос" (побирушки).
Стресснер в своих речах подчеркивал, что страна имеет "функционирующую демократию", с гордостью указывал на многопартийность законодательного органа и конституционное требование разделения властей. В то же время он настаивал на "аутентичной парагвайской демократии", которая означает свободу и безопасность, но "без анархии и терроризма". Вот только такого друга, как Шредер, у Стресснера не было, чтобы называть его "кристально чистым демократом".

В конце 1980-х гг. экономическое положение страны серьезно ухудшилось, правящая партия "Колорадо" раскололась на воинствующих и традиционалистов (парагвайских "перестройщиков"). Стресснер не пошел по пути Горбачева и встал на сторону первых. Но не повезло ему с родственником - генералом Андресом Родригесом (традиционалистом). Поставленный командовать лучшим армейским подразделением, он организовал в 1989 г. успешный путч. С тех пор Парагвай "учится демократии", а "Эль Континуадо" живет в Бразилии.

Назад Назад Наверх Наверх

 

Регионы против государств // Философский камень XXI столетия
Окончание.
Подробнее 

Регионы против государств // Философский камень XXI столетия
Несмотря на то, что человечество благополучно разменяло уже седьмой год нового столетия, XXI век - в историческом, а не в хронологическом смысле - так и не наступил.
Подробнее 

Мир и страна // На уровне "Жигулей" // Качество государства в России
В начале правления Владимира Путина строилась "управляемая демократия" (термин был взят у индонезийского диктатора Сукарно), плавно переходящая в "вертикаль власти".
Подробнее 

Все будет хорошо! // Это знает Михаил Дмитриев
Михаил Дмитриев — доктор экономических наук, президент Центра стратегических разработок (ЦСР).
Подробнее 

Терпимость в доме без хозяев // Как добиться прочной толерантности в России?
Кровавые события, произошедшие недавно в Кондопоге и постоянно в той или иной форме происходящие в других местах России, в очередной раз поставили вопрос о том, как мы понимаем толерантность.
Подробнее 

Нации в транзите // Разбегание славян?
Прошедшим летом появился очередной обзор "Freedom House", целиком посвященный переходным странам ("Nations in Transit").
Подробнее 

Россия и большая семерка // Энергодиалог в стиле "фигвам"
Андрей Заостровцев .
Подробнее 

Я - не джип, но еще вырасту? // Россия на фоне большой семерки
Случилось страшное.
Подробнее 

Основы путинизма // Однопартийность — не порок, но большое свинство
К власти в России пришла узкая корпорация лиц, связанных со спецслужбами.
Подробнее 

Церковь и политика // Куда ведут православных россиян их пастыри?
В "Деле" от 10 апреля 2006 г.
Подробнее 

Основы путинизма // Как распадаются режимы
При неумелом урегулировании возможных конфликтов и при быстром развитии гражданского сознания нашего общества возможно что-то вроде бархатной революции с переходом к демократии по образцам стран Центральной и Восточной Европы.
Подробнее 

Основы путинизма // Правящая корпорация: от рассвета до заката
В мире встречаются разного рода корпорации.
Подробнее 

 Рекомендуем
исследования рынка
Оборудование LTE в Москве
продажа, установка и монтаж пластиковых окон
Школьные экскурсии в музеи, на производство
Провайдеры Петербурга


   © Аналитический еженедельник "Дело" info@idelo.ru