Weekly
Delo
Saint-Petersburg
В номере Архив Подписка Форум Реклама О Газете Заглавная страница Поиск Отправить письмо
 Основные разделы
Комментарии
Вопрос недели
События
Город
Власти
Анализ
Гость редакции
Взгляд
Человек месяца
VIP-рождения
Телекоммуникации
Технологии
Туризм
Светская жизнь
 Циклы публикаций
XX век - век перемен
Петербургские страсти
Судьбы
Поколения Петербурга 1703-2003
Рядом с губернатором
Рядом с губернатором 26/4/2004

Мы были заложниками дьявольской игры

Наталья ГЛАДЫШЕВА

Заканчиваем знакомить читателей с заместителями Валентины Матвиенко. На вопросы "Дела" отвечает "силовой" вице-губернатор Андрей ЧЕРНЕНКО.

- Когда вас назначали вице-губернатором, считалось, что вам предстоит стать самым влиятельным заместителем Валентины Матвиенко. Но пока кажется, что вы в Смольном на вторых ролях.

- Странно, что в Петербурге существует столь провинциальная шкала бюрократических ценностей. У Валентины Ивановны нет главного заместителя, все эти мифологемы о "первом вице-губернаторе" бессмысленны. Есть единственный самый главный человек - она сама, и любому потенциальному "серому кардиналу" нынешний губернатор не даст "уродиться".
В этом смысле с таким руководителем, как Матвиенко, вообще работать просто: она держит всех заместителей на одинаково равноприближенном и равноудаленном расстоянии. Отношения между всеми вице, соответственно, прозрачные и внятные. У губернатора критерий один: работа и результат. У каждого из вице-губернаторов свои, предельно конкретно сформулированные губернатором задачи.

В структуру подразделений, которые я курирую, входят люди, прикомандированные из соответствующих ведомств. В их работе имеется определенная специфика, которую я не вижу смысла афишировать.

- Вы переехали в Петербург из столицы, то есть формально как бы "высланы в провинцию"...

- Никто меня не "ссылал" и не понижал. Более того, для меня вообще это счастливое стечение обстоятельств. Я сейчас в той структуре, которая гораздо ближе к жизни, в той ветви власти, у которой намного более предметная ответственность. Мои коллеги отвечают за решение вопросов, которые непосредственно касаются судеб множества людей. Например, та небольшая часть моей работы, которая связана с руководством комиссией по чрезвычайным ситуациям: я считаю, что эту зиму мы провели образцово, - не было ни одного ЧП, которое не ликвидировалось бы максимально оперативно.

- Ваш коллега Олег Виролайнен считает, что спокойно прожитая зима - это его заслуга.

- Безусловно, его заслуга. Но это заслуга и десятков подразделений. Достижение Олега Арвовича в том, что он смело и компетентно бросается в бой. Но за кадром - совместные решения, которые принимаются и комиссией МЧС, и пожарными, и милицией, и военными, и водоканальщиками. Когда недавно случилась крупная авария (рванула 800-миллиметровая труба, и город потерял сразу несколько подсистем, обеспечивающих водой 6 районов), люди даже еще не успели понять, что произошло, а проблема уже была решена. Главное - создание целостной и компетентной системы управления.

- Считается, что вы прикомандированы в Смольный "смотрящим" от силовиков.

Мифологема. Я подчиняюсь губернатору.

- В апреле 1989-го, во время трагических событий в Тбилиси, вы находились там. Равно как и ваш нынешний коллега Виктор Лобко, представлявший там ЦК КПСС.

- Он не просто коллега, а товарищ. Пути наши пересекались во многих горячих точках СССР. И все интриги по поводу наших "сложных отношений в Смольном" - это галиматья. Мы оба информированные люди и знаем, кто, как и ради чего распускает нелепые слухи. Еще раз подчеркну: знаем кто и зачем.

И зачем же?

- Элементарно: чтобы ослабить, дезорганизовать губернаторскую команду. А что касается 1989 года... Не хочу вырывать из контекста события, очевидцем которых мне довелось стать, - в Тбилиси, Баку, Нахичевани, Алма-Ате, Фергане, Тирасполе. Эмоционально я воспринимаю интерпретацию событий в Тбилиси так же болезненно, как и интерпретацию событий в Баку. Поэтому не хотел бы затрагивать эту тему.

- Кто все-таки ответственен за трагедию в Тбилиси?

- Как участник группы, которая имела возможность оценить последствия тбилисской трагедии, могу твердо сказать только одно: ни один из спецназовцев никаких старушек саперными лопатками не лупил. Кстати, Анатолий Собчак (он, будучи председателем комиссии, беседовал со мной по этому поводу) был очень осторожен в своих оценках. Скорее, он апеллировал к трусости высшего партийного руководства, допустившего эту провокацию, которая была использована, в первую очередь, для раздувания антироссийских настроений. Именно антироссийских, а не только антисоветских.

- Вы - крупный чиновник союзного МВД - были "внутренним очевидцем" августовского путча. 19 августа вы не подали в отставку, а продолжили выполнять свои обязанности. Были согласны с действиями переворотчиков?

- Я был человеком в погонах, который выполнял приказы в рамках задач, не противоречащих действовавшей Конституции и законам. Не видел в действиях моих непосредственных начальников и подчиненных ничего, противоречащего действовавшему законодательству. У меня самого были очень ограниченные задачи, касавшиеся поддержания общественного порядка. Никаких команд к проведению "острых мероприятий" ни от кого не поступало. Мы, тысячи людей в погонах, были заложниками дьявольской игры.

Я не исключаю, что часть этой хитроумной задумки была сконструирована за пределами страны. Вполне может быть, что в одном из серьезных зарубежных аналитических центров 21 августа 1991-го какой-то профессионал с чувством выполненного долга смог побриться, принять ванну и лечь спать.

- И все же сегодня августовские события даже на официальном уровне трактуются как попытка государственного переворота. Вы не согласны с такой интерпретацией?

- Я не говорил, что формулировка неправильна. Я объяснил, почему не подал в отставку и остался на своем посту, как и сотни, тысячи других людей. Потому что есть присяга и очевидные вещи, которые не выходят за рамки закона. Мы все прекрасно понимали, но врач не может покидать операционную по политическим убеждениям. Никаких иллюзий насчет того, что ГКЧП победит, не было. Просто мучительный выбор между долгом и целесообразностью был сделан в пользу долга.

- При этом вашего главнокомандующего взяли под домашний арест.

- А мы этого не знали. Первая официальная версия, которую до нас довели 19 августа на совещании, состояла в том, что Горбачев болен.
Вообще же я, как и все люди моего поколения, конечно, пережил эти события как тяжелейшую личную трагедию. Проблема КПСС, помимо концептуальной, состояла в том, что стариканы мертвой хваткой вцепились в свои кресла, использовали партию как аппарат для личной власти, обеспечения благосостояния. Я до сих пор считаю, что потенция коммунистической партии как некоего института наднационального, надэтнического управления не была исчерпана. Но если человек или партия не готовят себе замену, они обречены. Если бы к руководству партии пришли люди 30-35 лет (не паркетный комсомольский истеблишмент, а тот комсомол, что обрел степень высочайшей самостоятельности на БАМе, других знаменитых стройках), то дело обстояло бы сегодня иначе.

- Сегодня в Петербурге вновь оказались востребованы люди коммунистической закалки, зачастую - номенклатурщики. Об этом свидетельствует состав городского правительства. Отчего случился второй призыв?

- Что означает "призыв"? Большая часть нынешних членов правительства и депутатов ЗакСа никакого отношения к высшей номенклатуре не имели. Другое дело, что ряд сегодняшних руководителей вообще не выпадали из управленческой обоймы, их всегда посылали работать туда, куда считали нужным. Я, например, вообще не работал ни в ЦК, ни в партийных органах. Предложения такие были, но я отказывался: мне это было неинтересно.
Нынешнюю ситуацию могу объяснить так: бизнес и все, что с ним связано, оттягивает наиболее инициативные и яркие кадры, особенно молодежь. Власть волей-неволей вынуждена опираться на тех, кто прошел очень серьезную школу, на тех, кто не подведет и не дрогнет в пиковых ситуациях (в силу того менталитета, который им привит во власти). Ведь найти специалиста такого уровня, который бы на равных разговаривал с представителями бизнеса и при этом не подвергся соблазнам, не так легко.

- Вы сказали, что КПСС не исчерпала свой потенциал наднационального управленческого органа. Но сейчас партия фактически реинкарнировалась в форму "Единой России". Собираетесь вступать в "ЕдРо"?

- Я не публичный человек, поэтому ни в каких партиях не состою и, надеюсь, состоять уже не буду. Раньше существовало такое понятие - сочувствующий. Безусловно, я сочувствующий "Единой России", поскольку это единственная партия, обладающая потенцией к реструктурированию власти. Независимо от того, сколько там сейчас "попутчиков", именно эта партия способна консолидировать власть в нужном направлении. Нет у меня сомнений и в том, что "Единая Россия" способна быть одним из элементов народного контроля, хотя, может быть, пока внешне и несколько забюрократизированным. Эта партия радикально отличается, к примеру, от "Нашего дома - России".
НДР учредил премьер, и там все было понятно. "ЕдРо" имеет другое происхождение. Представление о том, что эта партия родилась в кремлевских кабинетах и насаждается сверху, является иллюзией. Она появилась на базе потребности определенных слоев общества. Нынешнее руководство лишь уловило эту потребность.

Назад Назад Наверх Наверх

 

Мы были заложниками дьявольской игры
Заканчиваем знакомить читателей с заместителями Валентины Матвиенко.
Подробнее 

Сергей ТАРАСОВ // Я не был столпом сопротивления
Продолжаем знакомить читателей с окружением Валентины Матвиенко.
Подробнее 

Олег ВИРОЛАЙНЕН // У нас есть конфликт интересов
Вице-губернатор Олег Виролайнен поведал "Делу" о том, как новая петербургская власть собирается реформировать городское хозяйство.
Подробнее 

Олег ВИРОЛАЙНЕН // У нас есть конфликт интересов
Продолжаем знакомить читателей с окружением Валентины Матвиенко.
Подробнее 

Михаил ОСЕЕВСКИЙ: Исхожу из опыта кризисов
Продолжаем знакомить читателей с окружением Валентины Матвиенко.
Подробнее 

Александр ВАХМИСТРОВ: Мне нечего наследовать
Продолжаем знакомить читателей с окружением Валентины Матвиенко.
Подробнее 

Юрий Молчанов // Работа вице-губернатором - нормальный бизнес
Продолжаем знакомить читателей с окружением Валентины Матвиенко.
Подробнее 

Людмила КОСТКИНА: Я не люблю слова "клан"
Валентина Матвиенко отметила 100 дней с момента вступления в должность губернатора.
Подробнее 

Губернатора уволить невозможно
После того как в президентском полпредстве в СЗФО на минувшей неделе произошли серьезные кадровые перестановки, первые лица горадминистрации ощутили прилив сил.
Подробнее 

В плен не сдадимся, но пленных готовы брать
Мы выиграли выборы в ЗакС по всем параметрам.
Подробнее 

Владимир БОЛЬШАКОВ: Я не стремлюсь попадаться на глаза
Я много раз приставал к Владимиру Анатольевичу, чтобы он построил дворец, музей или театр.
Подробнее 

Ирина ТЕРКИНА: отдельные передачки рейтинг не сделают
Раньше такие программы, как "Заговор" или "Событие", были востребованы.
Подробнее 

 Рекомендуем
исследования рынка
Оборудование LTE в Москве
продажа, установка и монтаж пластиковых окон
Школьные экскурсии в музеи, на производство
Провайдеры Петербурга


   © Аналитический еженедельник "Дело" info@idelo.ru