Weekly
Delo
Saint-Petersburg
В номере Архив Подписка Форум Реклама О Газете Заглавная страница Поиск Отправить письмо
 Основные разделы
Комментарии
Вопрос недели
События
Город
Власти
Анализ
Гость редакции
Взгляд
Человек месяца
VIP-рождения
Телекоммуникации
Технологии
Туризм
Светская жизнь
 Циклы публикаций
XX век - век перемен
Петербургские страсти
Судьбы
Поколения Петербурга 1703-2003
Рядом с губернатором
Власти 2/2/2004

Виктор ЛОБКО: От Григория Романова до Валентины Матвиенко

Артемий СМИРНОВ

Фото Оксаны ПОПОВОЙ

Продолжаем знакомить читателей с ближайшим окружением Валентины Матвиенко. На вопросы обозревателя "Дела" отвечает вице-губернатор Виктор Лобко, являющийся как по формальным признакам, так и по реальному положению дел в нынешней смольнинской иерархии человеком №2.

Мы не поняли их национальных традиций

- В начале 80-х вы работали первым секретарем Кронштадтского райкома. Как так получилось, что после руководства Кронштадтом вас отправили вторым секретарем в Узбекистан?

- Во-первых, после Кронштадта я еще успел потрудиться в Ленинграде, поскольку после работы в должности первого секретаря Кронштадтского райкома работал секретарем Ленинградского обкома КПСС. В Узбекистан я был рекомендован ЦК именно как секретарь Ленинградского обкома. Почему? Тогда я еще был очень молод, но в то же время за плечами уже была определенная школа. Послать человека из Ленинграда было очень важно, потому что это действительно сразу поднимало авторитет, вне зависимости от того, кто именно приехал (другое дело, что со временем тебя все равно узнавали). Думаю, что решение ЦК прежде всего было обусловлено авторитетом Ленинграда. К тому же я тогда был помоложе, постройнее и посмуглее и был похож на узбека. И там меня воспринимали как родного.

- Вторым секретарем Узбекистана вы работали в середине 80-х, в разгар "хлопкового дела". Известно, что вы не поддерживали атаку на тамошнее руководство, заявляя о своем несогласии в ЦК.

- Моя личная позиция действительно сильно отличалась от того, что проповедовали официальные источники. Конечно, "узбекское дело" базировалось на конкретных фактах взяточничества, хищения государственной собственности. Но не думаю, что в Узбекистане это было в масштабах намного больших, чем в других местах.

Не скрою: ехал туда, как на фронт. Но, пожив там, понял, что реальность обстоит иначе. "Хлопковое дело" сегодня мне представляется фактом очень большой и опасной политики. Думаю, это был первый шаг на пути раскачивания и развала Советского Союза как единого государства. Ведь то, что вменяли в вину узбекам, на самом деле было оборотной стороной их национальных традиций. Мне представляется, что, видимо, авторы этого шага недооценили те узы братства, которые за многие годы сложились между узбекским и русским народом, вообще между людьми, жившими в той красивой республике. Еще раз повторюсь: там были и взяточничество, и коррупция, и все другие негативные явления, присущие нашему тогдашнему обществу. Однако следователи зачастую пытались найти и то, чего не было.

- Считается, что одной из причин отставки Григория Романова с поста первого секретаря ленинградского обкома стали как раз подозрения в его причастности к "хлопковому делу".

- Он не имел к этому никакого, абсолютно никакого отношения. Его отставка связана исключительно с борьбой за власть и победой Горбачева. Все эти легенды о Романове, разговоры насчет царских сервизов - полная чушь, что и было доказано, зафиксировано на сессии Верховного совета РСФСР. Свадьба младшей дочери Романова, о которой так много говорили, действительно в то время состоялась, но прошла на госдаче Романова в Осиновой Роще, от которой, кстати, его преемники отказались в силу ее ветхости и необустроенности. На этой свадьбе присутствовало всего лишь 15 гостей, а сам Романов серьезно опоздал на ужин в силу своей служебной занятости. Поэтому насчет царских сервизов и свадьбы в Таврическом дворце - это полная чушь.

Другое дело, что дыма без огня не бывает. Свадьба в Таврическом действительно была. И действительно дочери, но только не Романова, а другого партийного руководителя. Однако ничего, так скажем, предосудительного в этом нет. Тогда в Таврическом размещалась высшая партийная школа, и ее столовая была на балансе у управделами обкома партии.
Но о свадьбе в Таврическом дворце пошел донос в ЦК. Общим отделом ЦК КПСС руководил Черненко, очень посредственная личность, страстно желавший стать преемником Брежнева. Он знал, что Брежнев находится в тяжелом состоянии, и понимал, что наиболее реальным преемником является Романов - по авторитету, влиянию, способностям, возрасту. В те времена Романову было всего лишь 60 лет, и он вполне мог рассматриваться основной кандидатурой на пост генсека. Черненко это понимал и разослал по стране информацию, в которой в обтекаемой форме было сказано: "В Ленинградской организации КПСС есть руководители, которые позволяют себе...", и так далее. Но фамилия не называлась. Романова-то все знали, а о том руководителе, о котором речь шла, можно было только догадываться. Информацию тут же активно подхватили западные СМИ и пошли ее раскручивать.

Так вот, впоследствии была создана специальная комиссия Верховного совета РСФСР, которая все расследовала, и на последней сессии того созыва было установлено, что все - это клевета и слухи, не имеющие никаких реальных подтверждений. По этому поводу даже было коротенькое сообщение в "Известиях", которые тогда были официальным органом Верховного совета.

- Есть версия, что именно на почве "узбекского дела" вы сошлись с Евгением Примаковым. Не это ли послужило причиной того, что в 1999 году вы активно участвовали в создании местного отделения движения "Отечество"?

- Не соответствует действительности. Примакова я, естественно, знал как и любой гражданин нашей страны. Но лично мы с ним познакомились совершенно в другой ситуации, во время очень тяжелых событий в Баку в 1989 году. Ни в какой список "Отечества" я не входил.

- Передо мной лежит "предварительный список совета петербургского регионального отделения "Отечества"", составленный 20 марта 1999-го. В нем - ваша фамилия.

- Если вы имеете в виду создание "Отечества", то я действительно присутствовал на нескольких заседаниях, но только как представитель городской администрации. Не собирался выдвигаться в Госдуму или еще куда-то.

Мы просто хотели очистить дорогу

- В 1989 году вы оказались в эпицентре тбилисских событий. Можете теперь рассказать: была ли отмашка со стороны политбюро на применение войск или же местные товарищи перестарались?

- Я действительно был тогда в Тбилиси как представитель ЦК КПСС. И со всей ответственностью могу заявить: пока Горбачев не вернулся из Лондона, где он находился в командировке, и не дал принципиальное согласие на применение силы (чтобы тех, кто в тот момент парализовал жизнь в Тбилиси, переместить, как минимум, в другое место), никаких действий не предпринималось. Я не слышал своими ушами, что он сказал, но знаю, что это действительно было так. Было получено разрешение и согласие. Попытки списать все на местное руководство, на местное командование просто неуместны. Другое дело, конечно, что информация о том, как развиваются события, поступала в центр именно от местных руководителей.

Если бы эти меры были приняты без согласования с Горбачевым, я вас уверяю: все было бы тихо и спокойно. В отдельные ночи накануне 9 апреля там оставалось лишь по 50 человек, спавших поперек улицы Шота Руставели и парализовавших, таким образом, движение. Это был протест, у которого, конечно, были организаторы - тот же Гамсахурдиа. Лозунги были: долой КПСС, долой имперское руководство.
Второе. Вот сейчас говорят: войска, войска. На самом деле, команда вытеснить тех, кто находился на улице Шота Руставели, пришла всего двум ротам. Я и сейчас могу подтвердить, что ни один человек там не погиб от руки солдата. Международная медицинская экспертиза подтвердила, что все 16 человек, погибших на митинге во время вытеснения, погибли от так называемой компрессионной асфиксии - от удушья.

- Но есть же видеозапись...

- Если помните кадры съемки, там был момент, когда человек идет по головам, - настолько эта человеческая масса уплотнилась. Просто когда стало известно, что Москва для вытеснения митингующих разрешила применить силу, так сразу Гамсахурдиа со своими активистами мобилизовали тысячи людей, чтобы противостоять решению властей. Кстати, их никто не собирался арестовывать. Задача была в том, чтобы убрать их с проезжей части, открыть движение по центральной улице Тбилиси, потому что город был в течение нескольких дней просто парализован. И когда эти две роты военнослужащих начали движение с одной стороны улицы, активисты Гамсахурдиа, взявшись за руки, не пускали людей для отхода.
Вы, наверное, видели кадры, как солдат бьют прутьями, бутылками. А что оставалось делать солдату, если его по голове ударили? Причем никакого оружия, кроме саперных лопаток, у солдат не было. Я не участвовал в принятии этого решения, но, наверное, лопатки оставили как средство самозащиты, а не для того, чтобы ими кого-то убивать.

В итоге всех этих событий было немало раненых. В том числе были и резаные раны от саперных лопаток. На видеозаписи видно, как с одной стороны бьют металлическим прутом, а с другой стороны - саперной лопаткой. К сожалению, погибли 16 человек, 13 из них - женщины. Это соотношение еще раз свидетельствует, что пострадали они именно вследствие сдавливания: ведь женский организм слабее мужского.

- Судя по всему, вы не очень лестно оцениваете результаты работы "тбилисской комиссии" Анатолия Собчака?

- Ему, прямо скажем, выпала очень сложная миссия. Даже понять все эти проблемы за такой короткий период, который был отпущен на разбирательство, очень сложно. Кроме того, он не был полностью свободен от выработки оценки: в составе комиссии Собчака был весьма большой удельный вес представителей Прибалтики, которые, конечно же, хотели из всего этого получить свой политический выигрыш. И они его получили. В общем, это очень сложное событие. Там было переплетено все - и политика, и история, и география, и этнография. Но я опять-таки считаю, что и это было одним из звеньев в цепи хорошо спланированной операции по разрушению нашего крупнейшего государства в истории.

- Спланированной кем и где?

- Мой опыт работы в тот период, опыт посещения многих "горячих точек" (и в Прибалтике, и в Закавказье, и в Средней Азии), то, кого я видел в этих событиях, откуда приехали эти люди, с кем они координировали свои действия, дает мне основания считать, что трагедия такого крупного государства не была стихийным событием.
Конечно, были и политические, и экономические предпосылки к тому, чтобы это случилось, чтобы этим воспользоваться. На мой взгляд, наша политическая система была самой слабой составляющей основ такого гигантского и такого замечательного государства, каким был Советский Союз. Я не знаю, дождемся ли мы того времени, но историки будут писать о том, что это было очень интересное явление, равного которому история просто не знает. Гигантские империи создавались подавлением, принуждением. А что, Советский Союз сложился таким путем? Если считать Россию метрополией, то получалось, что именно за счет метрополии обустраивались все окраины. Вот я работал в Узбекистане. Там ведь до Советского Союза ни о какой промышленности и речи не было. Но именно во времена СССР там появились и электроника, и машиностроение, и добыча полезных ископаемых.

Но именно несовершенная политическая система была наиболее слабым местом в основании этого великого государства. И если добросовестно почитать труды Ленина, то его самые главные страдания сводились именно к тому: а что же делать? Эсеры-то ушли, большевики остались единственной партией. Почитайте, он пишет открытым текстом: что делать с генсеком, если, кроме свержения в случае его неправильного поведения, у нас нет другого выбора? А ведь святого найти сложно. Он так говорил в адрес Джугашвили, который тогда избирался генсеком. Но там могла быть любая другая фамилия - святых людей нет, особенно когда они оказываются на вершине власти. Причем несовершенство этой политической системы влияло на экономическую систему, на ту экономическую систему, которая была высшим достижением человеческого разума. Плановая экономика - это высшее достижение экономического разума.

- И что же это высшее достижение привело к такому результату, который страна наблюдала в конце 80-х?

- Потому что эта очень несовершенная политическая система до такой степени влияла на экономику, что извращала ее до противоположности. Ведь что такое план? План - это баланс возможностей и потребностей на каком-то этапе. Мы определили, чего хотим, посмотрели, что можем, совместили и начали действовать. Но как только в план необоснованно внесли какую-то корректировку, баланс нарушился, плана больше не существует. А тогда генсек мог внести в пятилетний план радикальные изменения в пользу той территории, куда он ехал, просто чтобы при встрече рукоплескания звучали громче...

Хотя, конечно же, абсолютно неверно считать, что все наши проблемы были связаны с нашей внутренней жизнью. Внешнее воздействие было огромно.

- Вы, кстати, возглавляете смольнинскую комиссию по сотрудничеству с Белоруссией. В контексте всего сказанного, ваша оценка перспектив ее нынешнего режима?

- Видите ли, я не воспринимаю Белоруссию как какое-то другое государство. Я как родился в едином государстве, так я себя и чувствую. Кстати, когда приезжаешь в Белоруссию, то в глубинке люди, по-моему, до сих пор считают, что они живут в Советском Союзе. И что Путин - руководитель этого великого государства. Думаю, время все решит, искусственное разделение единого народа исчезнет.

Мы поменяли организационно-моральный план

- Кто вас вернул в Смольный в 1998 году?

- Предложил Владимир Анатольевич Яковлев.

- Но вы ведь с ним вряд ли пересекались по прежней работе.

- Сказать, что он вообще меня не знал, было бы неправильно. В свое время я работал здесь на очень высоких партийных постах - как меня было не знать? Я тоже знал Яковлева, когда он еще работал зампредом Дзержинского райисполкома. Когда он вышел на уровень заместителя Собчака, мы так или иначе встречались. Может быть, общения не было, но он знал, кто я и что из себя представляю. Я немножко знал о нем. Он меня пригласил и предложил перейти в администрацию, чтобы возродить кое-что, не относящееся ко всяким "измам", а составляющее элементы культуры управленческой деятельности. Потому что это чрезвычайно важно, это вырабатывалось поколениями. Я не имею в виду обязательно коммунистические порядки. Могу вам просто сказать, что более сложной работы, чем работа с людьми, да еще и связанная с управлением, не существует. Опыт управления людьми очень ценен. И Яковлев попросил, чтобы я перешел на эту работу. Да, я тогда потерял материально, но вот так я воспитан: если город так много сделал для меня, должен и я для города что-то сделать. И сейчас, находясь в нынешней должности, моя обязанность - использовать то, что я знаю и умею, чтобы управленческая деятельность, работа исполнительных органов стала лучше. Чтобы решения, которые принимаются в Смольном, были основаны на анализе и были в интересах города, а не отдельных корпоративных групп.

- Вы были заместителем у трех руководителей губернаторской канцелярии: Виктора Яцубы, Юрия Антонова и Александра Беглова. Кто из них был более сильным управленцем?

- Не хотел бы отвечать на такие вопросы. Я в течение всего этого времени чувствовал свою собственную ответственность за все, что происходило.

- С кем-то из бывших руководителей вы поддерживаете сейчас отношения?

- Конечно, почему нет.

- К слову о корпоративных группах. Вот, скажем, г-н Яцуба сегодня в топ-менеджменте банка "Санкт-Петербург", частенько бывает в Смольном. А ведь в конце 90-х казалось, что его совсем ушли из городской политики.

- Виктор Васильевич - серьезный и очень ответственный человек. По-моему, он искренне стремился сделать полезное для города. У меня к нему исключительно уважительное отношение.

- Считается, что в свое время вы находились в дружеских отношениях с г-ном Соболевским, которого к концу первого губернаторского срока Яковлева заподозрили в оппозиционности и не взяли в следующий состав правительства. А теперь он один из директоров местного "Сбербанка".

- Я считаю, что мне очень повезло, что мы с Игорем Александровичем давно знакомы и поработали вместе, когда он здесь был вице-губернатором. Он грамотный, опытный юрист, который и впредь мог бы быть полезным на государственной службе.

- Позовете его обратно в Смольный?

- Как говорят, пути Господни неисповедимы, но на сегодня никаких таких предположений нет.

- Рассказывают, что в 2000 году вы объясняли Владимиру Яковлеву, что не сможете работать против уже тогда захотевшей стать нашим губернатором Валентины Матвиенко.

- Эта информация прямо расходится с действительностью. Зная о моих давних товарищеских отношениях с Валентиной Ивановной, Владимир Анатольевич сам меня спросил: "Вы что, Виктор Николаевич, будете с Валентиной Ивановной?" Я ему тогда ответил: "Уважаемый Владимир Анатольевич, я - человек с устоявшимися правилами поведения и не могу, работая у Яковлева, работать против Яковлева". Если бы я принял другое решение, подал бы прошение об отставке. И Валентина Ивановна знала о моей позиции.

- Смольный Владимира Яковлева и нынешний Смольный - два разных властных института. Реформа оказалась весьма оперативной.

- Во-первых, ничто в жизни не остается постоянным. Конечно, изменения заметны, прежде всего, в организационно-моральном плане. Последний период у нас получился несколько необычным. Сейчас же все устоялось, установилось, мы утвердили новый регламент работы правительства. Не то чтобы он все изменил, но мы внесли коррективы прежде всего с учетом изменений, внесенных в Устав города. Высшим органом власти теперь является правительство. Раньше была какая-то непонятная администрация, куда входили губернатор, правительство и канцелярия. А сейчас у нас как у людей: высший исполнительный орган - правительство, им управляет губернатор. И я считаю, что сейчас механизм Смольного функционирует спокойно, уверенно и, надеюсь, эффективно.

- Последние несколько лет Смольному пришлось противостоять федералам. Теперь вы с ними дружите.

- Любой опыт полезен. Тот опыт, который мы приобрели на этапе подготовки и празднования 300-летия, на этапе смены руководителей, нас, конечно, обогатил. Мы лучше можем ориентироваться в любых ситуациях. Думаю, вы неоднократно слышали заявления Валентины Ивановны Матвиенко: она очень высоко оценивает все, что было сделано во все предыдущие времена. Начиная, кстати, с Петра I. Другое дело, все это делалось руками ленинградцев-петербуржцев. Кто-то руководил ими лучше, кто-то хуже, но ни один разумный политик не может не видеть того, что делалось до него. Другое дело, что в таком огромном городе, как Петербург, забот хватит на все последующие поколения. Поэтому губернатор и правительство ни в коем случае не отвергают все то доброе и хорошее, что было сделано. Мы обязаны этот опыт сохранить и приумножить.

- А кого вы, кстати, считаете наиболее эффективным руководителем города?

- Думаю, можно говорить о тех, кто руководил городом лет 200-300 назад. А рассуждать о предшественниках, которые и сегодня живут и здравствуют, не стоит - не потому, что опасаюсь, а просто великое видится на расстоянии. Историки оценят.

- Ну, все-таки советский период уже стал частью истории.

- Видите ли, у каждого руководителя города были свои приоритетные задачи, причем определенные не им лично, а ситуацией, временем. Боюсь быть неточным, но на этапе, когда Ленинград и область возглавлял Григорий Романов, главной задачей был максимальный рост объемов производства и технический прогресс. Нужно было наращивать объемы жилищного строительства - и в тот период в год строили более 2 млн. квадратных метров жилья. Романов, который по изначальному образованию является судостроителем, невероятные усилия вкладывал в развитие сельского хозяйства в Ленинградской области. Можно и о других сферах рассказать, какие задачи решались. Поскольку на том этапе все эти задачи считались приоритетными, я считаю, что Григорий Васильевич Романов преуспел. Много всяких сказок о нем ходит, нелепостей и глупостей. На самом же деле это было очень способный организатор. Конечно, он не был гением и не разбирался в сфере ядерной энергетики и животноводстве одновременно, но он умел организовать специалистов и объединить их усилия. А это - важнейшее качество для руководителя.

- В этой связи, какую главную задачу вы ставите перед собой на этом посту?

- Наши цели и задачи определены губернатором как в ходе предвыборной кампании, так и в инаугурационной речи. У меня иных задач просто не может быть. А главная задача состоит в том, чтобы органы исполнительной власти работали эффективно, чтобы эти цели были реализованы.

Назад Назад Наверх Наверх

 

Валентина МАТВИЕНКО // Я верну выпавшие миллиарды
9 июня губернатор Санкт-Петербурга Валентина Матвиенко выступила с ежегодным посланием к Законодательному Собранию.
Подробнее 

Владимир ЯКОВЛЕВ // Краха стратегии нет
На вопросы обозревателя газеты "Дело" Даниила КОЦЮБИНСКОГО отвечает полпред президента РФ в Южном федеральном округе Владимир ЯКОВЛЕВ: .
Подробнее 

Валентина МАТВИЕНКО // Противостояния не допущу
На вопросы обозревателя "Дела" отвечает губернатор Санкт-Петербурга Валентина МАТВИЕНКО.
Подробнее 

Виктор ЛОБКО: От Григория Романова до Валентины Матвиенко
Продолжаем знакомить читателей с ближайшим окружением Валентины Матвиенко.
Подробнее 

Буду там, куда поставит президент
Бывший и.о.
Подробнее 

Командир должен быть один
Свое первое интервью печатным СМИ исполняющий обязанности губернатора Петербурга Александр БЕГЛОВ дал обозревателю еженедельника "Дело".
Подробнее 

Бюджет без Кротова, но еще пока с дефицитом
Главной городской новостью минувшей недели стал уход в отставку финансового вице-губернатора Виктора Кротова.
Подробнее 

Александр Беглов. Это была патриотическая отставка
В своем первом интервью печатным СМИ исполняющий обязанности петербургского губернатора Александр БЕГЛОВ поведал обозревателю "Делу" и о своих взглядах на бюджетный процесс.
Подробнее 

Я лавировал между возможным и необходимым
Первое интервью после отставки бывший финансовый вице-губернатор Петербурга Виктор КРОТОВ дал "Делу".
Подробнее 

Ведь вроде был приличным человеком
Сегодня мы публикуем ту часть нашей беседы с Владимиром ЯКОВЛЕВЫМ, которую не стали печатать в номере за 26 мая.
Подробнее 

Кирилл ПОЛЯКОВ: Бизнес всегда вокруг власти
Приближающиеся выборы главы Ленинградской области до предела обострили политическую обстановку в регионе, до сих пор выглядевшую абсолютно прогнозируемой.
Подробнее 

Кто мешал Яковлеву
Чем ближе отставка, тем нелицеприятнее становятся оценки нашего градоначальника.
Подробнее 

 Рекомендуем
исследования рынка
Оборудование LTE в Москве
продажа, установка и монтаж пластиковых окон
Школьные экскурсии в музеи, на производство
Провайдеры Петербурга


   © Аналитический еженедельник "Дело" info@idelo.ru