Weekly
Delo
Saint-Petersburg
В номере Архив Подписка Форум Реклама О Газете Заглавная страница Поиск Отправить письмо
 Основные разделы
Комментарии
Вопрос недели
События
Город
Власти
Анализ
Гость редакции
Взгляд
Человек месяца
VIP-рождения
Телекоммуникации
Технологии
Туризм
Светская жизнь
 Циклы публикаций
XX век - век перемен
Петербургские страсти
Судьбы
Поколения Петербурга 1703-2003
Рядом с губернатором
Рядом с губернатором 17/2/2003

В плен не сдадимся, но пленных готовы брать

Фото Оксаны ПОПОВОЙ

Мы выиграли выборы в ЗакС по всем параметрам. Потом нас переиграли уже под ковром. Переиграли сильно, красиво - здесь я могу только снять шляпу.

Если возникнет ситуация плена, тогда можно обсуждать почетные условия. Иначе моральная высота Смольного окажется велика и будет жестокая драка.

Неделю назад порвавший со Смольным депутат Игорь Михайлов рассказал нам об атмосфере, царящей сейчас в ближайшем окружении Владимира Яковлева. А сегодня мы предоставляем слово человеку, входящему в это окружение. Александра ПОТЕХИНА считают главным идеологом городской администрации.

В редакции "Дела" с гостем из Смольного беседуют Артемий СМИРНОВ, Сергей ШЕЛИН и Сергей ЧЕСНОКОВ.

Губернатор - опытный византиец

- Игорь Михайлов заявил нам, что окружение Владимира Яковлева отрезало его от информации о реальных событиях. Вы - советник губернатора. Ваша супруга - вице-губернатор по СМИ. Зачем вы отрезаете губернатора от информации?

- Губернатора, как и любого современного человека, невозможно отрезать от источников информации. У него в кабинете стоит телевизор. Когда Владимир Анатольевич едет в машине, он либо говорит по телефону, либо "бродит" по FM-станциям (которых у нас два десятка) в поисках новостей. Быть абсолютно изолированным от информационного мира можно, если только человек сам этого жаждет, а губернатор этого не хочет. Он все время жадно ищет: кто, где и что скажет. Он постоянно всюду что-то выхватывает и читает.

- Он выхватывает или ему выхватывают?

- Он выхватывает: он жадный до этого человек. Вообще, не надо недооценивать губернатора: он вполне опытный византиец. Владимир Анатольевич прекрасно знает, что никогда нельзя иметь один или два источника информации. Но даже если бы он и не старался искусственно создать ситуацию, при которой у него есть сразу несколько источников информации, все равно нашлись бы доброхоты, которые рано или поздно что-либо рассказали моему шефу. Когда я был вице-губернатором, меня многие не любили только за то, что я в 8.45 переступал порог губернаторского кабинета. Точно такой же негатив есть сейчас по отношению к моей жене. Ко мне иногда подходили и просили: не показывай определенную заметку в газете. Мне всегда было легко, я говорил: "Извини ради Бога, не сердись, пожалуйста, товарищ по работе. Но если я не покажу эту публикацию в 8.45, то не сомневайся, что к 11 часам у меня раздастся селектор в кабинете и меня спросят: "А почему ты мне ничего не сказал про то и про то?"" Я просто автоматически, механически вынужден рассказывать губернатору все.

- А какой телевизионный канал у него чаще всего включен?

- Когда я сегодня пил с ним чай, был включен ТРК "Петербург". Губернатор любит ТРК "Петербург". А почему ему не любить ТРК "Петербург"?

Работаем так, будто ничего не происходит

- Действительно, странно было бы. Так или иначе, но, похоже, градоначальник совершенно искренне уверен, что он останется у власти и после 2004 года. При том, что реальных шансов на это у него фактически не осталось.

- Есть два момента, которые нужно учитывать. Первый: еще не настало время губернатору сколько-нибудь серьезно задумываться над предложениями о мягкой передаче власти. Ведь сейчас ситуация выглядит совершенно детской по сравнению с той, в которой мы, его команда, пребывали в конце 1999-го и в начале 2000 года.
Напомню: отмена досрочных губернаторских выборов Верховным судом за неделю до выборов. Затем очевидный неуспех на думских выборах блока "Вся Россия", лидером которого официально являлся Владимир Яковлев. Причем не только относительный неуспех в России, но и явный неуспех в родном городе (здесь блок занял третье место). Далее - смерть Анатолия Александровича Собчака, которая была моментально очень грамотно PR-раскручена. Клятва Степашина над гробом. Триумфальный въезд не кого-нибудь, а вице-премьера, да еще женского пола, и не на белой кобыле, а на четверке белоснежных коней в город со словами: "Я буду вами править".

И все это при невероятной долбежке по всем федеральным каналам, кроме НТВ. И это за два-три месяца до выборов. Вот тогда нам было тяжело. А сейчас, за полтора года до выборов, эта ситуация - смешная ситуация.
Давайте подождем полгодика. А вот после юбилея - в июне, в июле - мы сможем поговорить о том, нужно ли рассуждать о "конфигурации постъяковлевского пространства". Или же правильнее говорить все-таки о яковлевском пространстве после мая 2004 года.

Есть и второй аргумент. Представим себе хотя бы на секунду, что губернатор вдруг сейчас, за полтора года до истечения полномочий, выступит и скажет: братцы, бороться не буду, поеду куда пошлют...

- ...Но со стратегической точки зрения этот ход может оказаться выигрышным.

- Этот ход приведет к полной потере стабильности в городе, к началу драки петербургских и московских кланов за власть. Сразу появится галерея преемников, каждый из которых будет говорить, что он самый святой и получил личное благословение Владимира Владимировича Путина, позавчера только целовал ему руку. Поэтому понятно, что в любом случае в интересах города Яковлев и его команда до самого конца будут работать так, будто ничего не происходит. Сейчас совершенно бессмысленно ожидать от Смольного начала переговоров о преемнике, о капитуляции, ожидать какого-то лавирования по этому вопросу.

При этом я не говорю сейчас, будет ли Яковлев объявлять, что он идет или не идет на третий срок. Это должно быть решением Яковлева.

При чем тут губернатор? Есть интересы

- На самом деле нельзя говорить, что вы спокойно взираете на происходящее. Владимир Анатольевич собирает "своих" парламентариев в Смольном, Ирина Ивановна ведет с ними консультации на даче в Комарово.

- Губернатор, конечно же, работает с депутатами, причем и с бывшими, и с нынешними. Он встречается с депутатами из разных лагерей, причем в самых разных компаниях. Вы имеете в виду встречу с блоком "Единый город"? Я не стану отрицать, что такая встреча тоже была.

Меня на ней не было. Но я могу сказать следующее: ошибаются те, кто думает, что депутаты Законодательного Собрания - ничтожества, которые легко выстраиваются в определенную политическую конфигурацию, к примеру, между двумя политическими визирями на шахматной доске Петербурга. Если бы не было серьезных политэкономических основ, то не было бы и блока, возглавляемого г-ном Рыдником. Не надо упрощать. И никакие чаи с Ириной Ивановной, никакие встречи с губернатором не помогли бы удержать людей в некоторых фракциях или блоках. В городе происходят совершенно определенные политэкономические процессы, и именно поэтому в ЗакСе возникают разнообразные фракции и блоки.

- К слову, о политэкономических процессах. От Смольного отходят фигуры, которые раньше с ним отождествлялись: г-да Челюскин, Ебралидзе, Волчек. Поговаривают, и Константин Карольевич Яковлев начал колебаться. Это ли не показатель того, что дела нынешней городской власти плохи?

- Я несколько раз в жизни видал г-на Челюскина и г-на Ебралидзе, мы знакомы через одно-два рукопожатия. Не могу судить, отходят они или нет. Хотя про Ебралидзе гораздо больше, чем про Челюскина, читаю в газетах. Что же касается г-на Волчека, то, как мне представляется, это очень умный и очень гибкий человек. Я бы сказал: очень-очень умный и очень-очень гибкий. Его гибкость позволяет предполагать, что фигура Волчека может принять любую конфигурацию в свете будущих политических изменений. А о том, как из людей с безусловно высокой психической устойчивостью формировалась фракция г-на Волчека, вы знаете лучше меня. Она формировалась из людей, получивших ордена за неоднократную преданность.

Бедный несчастный Тюльпанов

- Так или иначе, раскол в ЗакСе близок к завершению.

- Вполне допускаю, что в эту среду кворум будет. Но в нынешней ситуации я лично не вижу ничего особенного. Нет той ожесточенности, которая была, например, тогда, когда шла борьба против Кравцова на посту председателя ЗакСа. Я помню те времена, когда на ТРК "Петербург" приезжали полтора десятка депутатов, заходили в студию и вели прямой эфир. А следом на Чапыгина приезжали другие полтора десятка депутатов, и им тоже давали прямой эфир. Причем впереди катился Новоселов в инвалидной коляске, который успевал быстрее остальных. Вот это была драка. А что сейчас? Господи! Три недельки не собрали кворум - да о чем мы говорим?
Неуютнее всего в этой ситуации чувствует себя один человек - товарищ Тюльпанов. Вот ему - очень плохо. У меня с Вадимом Тюльпановым хорошие личные отношения. Я с ним после его избрания неоднократно встречался. Не надо преуменьшать интеллектуальные способности Вадима Альбертовича. Он понимает, как ему плохо.

Начнем издали. В декабре губернаторская сторона выиграла выборы в Законодательное Собрание.

- Неужели?

- Мы выбили десяток явных оппозиционеров, потеряв только одного сторонника - Киселева. Добились того, что перестала существовать фракция СПС. Фракция "Яблоко" сохранилась только благодаря щедрому подарку от г-на Миронова в лице депутата Солтана. Программа "Диалог" полностью провалилась. То есть мы выиграли по всем параметрам. Потом нас переиграли уже под ковром. Переиграли сильно, красиво - здесь я могу только снять шляпу.

В этой ситуации ряд людей (я имею в виду прежде всего некоторых лидеров фракций) поставили перед собой хитрую задачу: вышибить из реального политического поля две фигуры - Тюльпанова и Тарасова. Но эти люди неправильно считали, они ошиблись. В результате из реальной политической игры была выведена только одна фигура - Тюльпанов. А уязвленный, психологически травмированный, сильно озлобленный Тарасов остался реальным игроком.
Вадим же сыграл свою роль мяча, вбитого в губернаторские ворота. Он лежит, круглый и грязный, трибуны кричат: "Гол!" Что дальше? Вадим очень неглупый человек, ему нехорошо сейчас. Он понимает, что, с одной стороны, не может эффективно работать с губернатором. С другой стороны, нарастает давление со стороны Дома на набережной.
Ему говорят: "Работай, мы тебя избрали. Работай! Ну!" А у него раз нет кворума, два нет кворума. Ему говорят (уже не с Набережной): "Давай договоримся". А как он может договариваться, если уже есть нога, которая забила его в ворота? Как мячик может покатиться сам? Только если его пнут.

- Непонятно, о чем договариваться, если для Смольного совершенно неактуальны все эти нудные вопросы о третьем сроке.

- Вот вы опять выходите на парадигму, что депутаты - это ложки, которые можно разложить по скатерти. Есть политико-экономические процессы. И политическая ярость блока, который принято называть прогубернаторским, определяется отнюдь не накачками со стороны гражданина Российской Федерации Яковлева Владимира Анатольевича. А определенными политико-экономическими базисными процессами и установками.
Тюльпанов оказался заложником ситуации, когда определенные силы посадили его на определенное место и требуют моментальной отдачи политических дивидендов. А он не может их отдать, потому что возник сильный дисбаланс и люди яростно блокируют работу ЗакСа. Они хотят конкретных разменов, конкретных конфигураций - и это не я говорю, это говорят СМИ. Но в целом ряде моментов Вадим не может пойти на удовлетворение их требований, даже если понимает, что это нужно сделать.
Думаете, он не понимает, что г-н Барканов будет далеко не лучшим председателем Бюджетно-финансового комитета? Но ему обещано. Вот и г-н Тюльпанов говорит: "Обещано". Ай, какой принципиальный Вадим! На самом деле ему четко сказано: "Барканов - вот и должен быть Барканов".

- Так или иначе, но после того, как заседания ЗакСа возобновятся, Смольному предстоит пережить еще немало неприятных минут.

- Когда ЗакС начнет, наконец, работать, там в полной мере проявится совершенно для меня очевидная поляризация между двумя фигурами. Дело в том, что величайший просчет тех, кто талантливо, грамотно, но слишком торопливо провел Тюльпанова в спикеры, заключался в том, что они забыли: поднятой дубиной действовать гораздо лучше, чем дубиной опущенной. Безусловно, избрание Тюльпанова стало ударом дубиной по хребту яковлевской команды. Но теперь яковлевским противникам нечем больше угрожать Яковлеву и его команде. Кроме уголовных дел, в борьбе с которыми эта команда поднаторела. (Спасибо хорошим учителям.) Ну и иллюзорного переноса губернаторских выборов с мая-июня 2004 года на декабрь 2003-го. Но если уж тебя враги приговорили и ты все равно обречен, какая тебе разница: год или год и четыре месяца. Так вот, угрожающего потенциала у противников Яковлева не осталось.
Я думаю, в ближайшее время мы будем наблюдать столкновение двух гигантов в Законодательном Собрании - Юрия Рыдника и Константина Сухенко. Эти фигуры могут реально рассчитывать на будущее и могут очень далеко зайти в своем политическом дрейфе. Рыдник может достаточно далеко уплыть от губернатора, а Сухенко - невероятно близко подплыть к губернатору. При этом, я думаю, что оба эти товарища как люди, безусловно, очень умные и очень политически гибкие, смогут найти нужные слова, чтобы объяснить свои действия. Один - Смольному и Тарасову, другой - Набережной и Тюльпанову. И интрига ближайшего года - это интрига по линии Сухенко - Рыдник. У по-настоящему самостоятельных фигур (а не у заложника по фамилии Тюльпанов) есть понимание, что потенциал Набережной практически исчерпан.

Полпредство теряет вес

- За что же вы так о полпредстве? Со стороны кажется, что эта структура обретает в городе все больший вес.

- Я скажу не о взгляде из Смольного, а о взгляде Александра Владиславовича Потехина. Мне кажется, что романтическая пора очарования полпредством у политических и экономических сил города уже позади. Когда в близкие к полпредству структуры сливались деньги для развития проектов, тогда у полпредства было обаяние, ощущение, что это мощная политическая сила. А сейчас, мне кажется, все большему количеству людей становится понятно, что Виктора Васильевича Черкесова нельзя назвать талантливым человеком или человеком "с огоньком". Это не должно быть для Виктора Васильевича обидным - в конце концов, мы все физиологически рождаемся разными, и даже воспитание (в том числе воспитание в такой прекрасной школе, как Комитет государственной безопасности СССР) у физиологически разных людей дает разные плоды. Это мы видим на примере нашего президента и нашего полпреда.
А политики идут за человеком с харизмой, бизнесмены идут за человеком с будущим. Мне кажется, что ослабление интереса политических и экономических игроков к Виктору Васильевичу Черкесову как к персоне связано с нарастанием понимания, что Виктор Васильевич - человек, у которого не хватает ни харизмы, ни политического будущего.
Есть и еще гораздо более опасный для Набережной фактор. Это нарастание понимания того, что Набережная - плохой заступник. Когда Набережная говорит кому-то: "Давай!", когда Набережная говорит кому-то: "Вперед, действуй", то человек, который на это действие соглашается, должен понимать, что ему не будут благодарны и не защитят в случае чего.

- Неужели Яковлев кого-то защитил? А от него ожидали, чтобы он хотя бы раз заступился за того же Малышева, сказал бы: "Я верю этому человеку как себе, отстаньте от него".

- Во-первых, реальная помощь заключается не в том, чтобы истошно вопить: "Караул, Смирнова, Шелина, Чеснокова режут". Во-вторых, не забывайте, с кем вы говорите. Я, когда мне было очень тяжело, поддержку Яковлева Владимира Анатольевича не переставал ощущать ни на одну минуту. Но мы же сейчас не сравниваем Яковлева и Черкесова. Я просто говорю о том, что я думаю про Черкесова.

Семейное дело

- В Смольном просчитывают вариант, при котором г-н Рыдник будет объявлен преемником г-на Яковлева?

- Мне об этом ничего не известно.

- Тем не менее, известно, что политтехнологи и чиновники прорабатывают несколько схем на случай досрочного или не досрочного ухода Владимира Анатольевича от власти. Это - самодеятельность или же выполнение руководящего указания?

- Мне такие сценарии неизвестны. Я могу сказать, что и сценарий досрочного ухода, и сценарий преемника - это хрен, который не слаще редьки.

- Для кого?

- Для политической команды Яковлева. Если говорить военным языком, это тот же плен, только плен почетный. Можно сдаться в плен, а можно сдаться в плен с правом носить офицерам холодное оружие и при этом из осажденной крепости выйти с барабанным боем и с развернутыми знаменами, которые не будут конфискованы противником.

- Второе гораздо приятнее.

- Второе гораздо приятнее, но только в случае, если возникнет ситуация плена. А пока она не возникла - в том-то весь фокус. Если ситуация плена возникнет, тогда можно будет обсуждать почетные условия. Почетные потому, что в противном случае моральная высота обреченных окажется слишком велика и будет слишком жестокая драка. А она не нужна никому. Поэтому сейчас такой сценарий просто не обсуждается. Команда Яковлева и ваш покорный слуга в плен сдаваться не собираются. Другое дело, что мы готовы пленных брать.

Политический романтик

- Приятно слышать. Однако вы - не только советник губернатора, но и серьезный бизнесмен. А бизнес - он всегда осторожен, не держит яйца в одной корзине, хочет продолжать свою деятельность вне зависимости от смены политических фигур. Вы только что демонстрировали крайнюю несгибаемость и бескомпромиссность. Вы в самом деле так настроены или это просто риторика? Как бизнесмен вы не можете так рассуждать.

- Я представляю в Петербурге бизнес федерального уровня, который в весьма незначительной степени зависит от позиции петербургских либо Северо-Западных властей.

- И поэтому можете заниматься политикой как хобби, на бизнесе это не скажется?

- Наверное, это так. Я надеюсь, что не скажется.

- Но, кроме вас, в городе есть и другие бизнесмены, связанные с бизнесом федерального уровня. Но именно потому, что коммерсанты не хотят складывать яйца в одно лукошко, они, работая в Петербурге, очень чутки ко всем здешним политическим веяниям.

- Вы хотите, чтобы я вам сказал, что я политический романтик? Говорю.

Назад Назад Наверх Наверх

 

Мы были заложниками дьявольской игры
Заканчиваем знакомить читателей с заместителями Валентины Матвиенко.
Подробнее 

Сергей ТАРАСОВ // Я не был столпом сопротивления
Продолжаем знакомить читателей с окружением Валентины Матвиенко.
Подробнее 

Олег ВИРОЛАЙНЕН // У нас есть конфликт интересов
Вице-губернатор Олег Виролайнен поведал "Делу" о том, как новая петербургская власть собирается реформировать городское хозяйство.
Подробнее 

Олег ВИРОЛАЙНЕН // У нас есть конфликт интересов
Продолжаем знакомить читателей с окружением Валентины Матвиенко.
Подробнее 

Михаил ОСЕЕВСКИЙ: Исхожу из опыта кризисов
Продолжаем знакомить читателей с окружением Валентины Матвиенко.
Подробнее 

Александр ВАХМИСТРОВ: Мне нечего наследовать
Продолжаем знакомить читателей с окружением Валентины Матвиенко.
Подробнее 

Юрий Молчанов // Работа вице-губернатором - нормальный бизнес
Продолжаем знакомить читателей с окружением Валентины Матвиенко.
Подробнее 

Людмила КОСТКИНА: Я не люблю слова "клан"
Валентина Матвиенко отметила 100 дней с момента вступления в должность губернатора.
Подробнее 

Губернатора уволить невозможно
После того как в президентском полпредстве в СЗФО на минувшей неделе произошли серьезные кадровые перестановки, первые лица горадминистрации ощутили прилив сил.
Подробнее 

В плен не сдадимся, но пленных готовы брать
Мы выиграли выборы в ЗакС по всем параметрам.
Подробнее 

Владимир БОЛЬШАКОВ: Я не стремлюсь попадаться на глаза
Я много раз приставал к Владимиру Анатольевичу, чтобы он построил дворец, музей или театр.
Подробнее 

Ирина ТЕРКИНА: отдельные передачки рейтинг не сделают
Раньше такие программы, как "Заговор" или "Событие", были востребованы.
Подробнее 

 Рекомендуем
исследования рынка
Оборудование LTE в Москве
продажа, установка и монтаж пластиковых окон
Школьные экскурсии в музеи, на производство
Провайдеры Петербурга


   © Аналитический еженедельник "Дело" info@idelo.ru