Weekly
Delo
Saint-Petersburg
В номере Архив Подписка Форум Реклама О Газете Заглавная страница Поиск Отправить письмо
 Основные разделы
Комментарии
Вопрос недели
События
Город
Власти
Анализ
Гость редакции
Взгляд
Человек месяца
VIP-рождения
Телекоммуникации
Технологии
Туризм
Светская жизнь
 Циклы публикаций
XX век - век перемен
Петербургские страсти
Судьбы
Поколения Петербурга 1703-2003
Рядом с губернатором
Рядом с губернатором 14/10/2002

Владимир БОЛЬШАКОВ: Я не стремлюсь попадаться на глаза

Артемий СМИРНОВ

Я много раз приставал к Владимиру Анатольевичу, чтобы он построил дворец, музей или театр. Губернатор ведь должен оставить в городе что-то большое, не нужное никому в узкопотребительском смысле.

Владимира Большакова называют одним из самых близких к губернатору политтехнологов. В ходе кампании-96 он руководил "полевыми работами" в штабе кандидата Яковлева. Во время выборов-2000 он уже возглавлял этот самый штаб.

Не говорите мне о грязных выборах

- По сравнению с 1998 годом, выборы в ЗакС-2002 будут такими же грязными?

- Я не хотел бы говорить о грязных выборах. Это уже даже не смешно для читателя. Нет такого региона, в котором газетчики не называли бы выборы самыми грязными из всех существующих. У нас, в Питере, выборы вообще чистые, и все предыдущие тоже были такими. Эти выборы тоже будут достаточно чисты по нескольким причинам.
Первая - деятельность избиркома, к которому я преисполнен искренними симпатиями. Он никогда не играл на нашей стороне, но он также никогда не играл и на стороне наших противников. Дай нам Бог таких избиркомов побольше, чтобы они следили за соблюдением законности и больше ничего.

Вторая - тот самый петербургский менталитет. В нашем городе не проходят откровенно грязные PR-технологии. В ходе прошлой губернаторской кампании против нас, скажем, выпустили совершенно мерзкую антияковлевскую газету. Но нам это сработало только в плюс. А так как политтехнологи в целом свой хлеб едят не зря и что-то понимают в выборах, они этот феномен осознали и такими вещами пользоваться больше не будут.
Получится наоборот: появятся материалы, где претенденты в свой адрес напишут всякие гадости, чтобы их пожалели и защитили.

- Уже появились.

- Да, уже появились. Но особо грязных технологий с этой стороны ждать не приходится.
Что будет? Говорить о том, что на этих выборах есть два центра силы (Смольный и Дом на набережной), я бы не стал. На самом деле есть желание людей, которые занимаются политикой, структурировать в своей голове имеющуюся в городе ситуацию. Скорее всего, когда дойдет до дела, судьбу выборов решит не то, кого поддерживает Набережная или Смольный. Большинство из кандидатов просто ищет, к кому бы притулиться. Это как в прошлый раз, когда все стали "яблочниками" и болдыревцами одновременно. И где все они теперь? Болдыревцев вообще не осталось, "яблочников" осталось предельно мало. Я думаю, и на этот раз ради тактических выгод люди будут вступать в блоки, выходить из блоков. Но это нормальный рабочий процесс, и за пределы разумного он, наверное, не выйдет.

Насколько мне известно, не будет никакого централизованного финансирования ни из Смольного, ни из полпредства. Разговоры об этом ведутся, однако я не помню ни одной кампании, в которой об этом не велись бы самые серьезные разговоры, и не было ни одной кампании, когда бы это реально осуществлялось. Не будет этого и сейчас.

- В 1994 году вы сами неудачно баллотировались в ЗакС.

- Да, был такой факт в биографии.

- Опыт повторять не собираетесь?

- Нет, это была ошибка. Человек, который хочет избраться и стать политиком, должен говорить не то, что он думает, а то, что необходимо. Я собираюсь и впредь говорить то, что думаю - значит, не буду депутатом.

- Вам вообще не везло с кампаниями по выборам в ЗакС. В 1994 году вы вели блок "Весь Петербург", который провалился полностью. В 1998-м вели, скажем, Юрия Лоскутова и Александра Друзя. И тоже - сплошь поражения.

- Если мы говорим о блоке "Весь Петербург", там причина поражения проста и понятна. Когда нет финансирования, выигрыша не будет. В итоге был колоссальный скандал, я очень долго из своих денег платил долги тем людям, которых я под честное слово просил работать. Мы расплатились, тем не менее, полностью, хотя проблемы были.

Неудача в следующей избирательной кампании тоже была связана с финансированием, которое в конце прекратилось. Лоскутова, скажем, мы точно бы дотянули, если бы были деньги. Вообще, надо признать, кампании в ЗакС мне удаются не так хорошо. Но и тут надо похвалиться немножко, правильно? Если не считать кампании, которые провалились из-за отсутствия денег, то остальные мы выиграли бы в соотношении три к одному.

В Яковлева вложили душу

- Людмила Нарусова обвиняла вас и Александра Прохоренко в том, что в ходе кампании-96 вы носили конфиденциальную информацию из штаба Собчака в штаб Яковлева и стали одним из виновников поражения мэра.

- Что касается Прохоренко, мне трудно судить. Что касается меня, то я никогда не слышал от Нарусовой такого. Думаю, это исключено: я никогда не переступал порог штаба Собчака.

Как было дело? Месяцев за пять до выборов к нам пришел Дмитрий Рождественский и предложил вести Анатолия Александровича. Мы, конечно, согласились, почему нет? Договорились обо всем, и месяца два я был в полной уверенности, что Собчака ведем мы и надо только дождаться старта кампании. Потом наступает этот самый момент и выясняется, что мы никакого отношения к Собчаку не имеем.
Понятно, что я сильно обиделся. И тут подходит Алексей Кошмаров: "Ребята, у вас есть команда, не хотите ли поработать на Владимира Анатольевича Яковлева?" Естественно, согласились, и поработали. Душу вложили. А говорить, что я получал в штабе Собчака какую-то информацию и куда-то уносил, - кто бы меня туда пустил?

Что касается победы Яковлева над Собчаком, я и тогда считал, и сейчас подтверждаю, что значительной ее долей мы обязаны г-же Нарусовой. Ошибки, которые по ее инициативе допускал тот штаб, - это были определяющие ошибки. Там работал мой хороший товарищ, Шустов Алексей Владиславович. Так вот он плакал - такие решения г-жи Нарусовой приходилось выполнять.

- В 2000 году вы возглавляли штаб Владимира Яковлева. Как были разделены ваши функции с г-ном Кошмаровым?

- У нас не было очень близких отношений с г-ном Кошмаровым тогда, нет их и сейчас. Когда встречаемся, мы здороваемся, улыбаемся друг другу, но по ряду причин внутренней симпатии друг к другу не испытываем. Я уважаю Алексея за некоторые его действия, но у нас с ним несколько разные дороги. В той избирательной кампании я просил, чтобы наши пути не особенно пересекались. Алексей Юрьевич что-то делал в губернаторской кампании, но эта работа, с моей точки зрения, была невелика по объему и на ход кампании не влияла. Поэтому я к этому относился спокойно.

- У оппозиции в 2000-м были какие-то шансы?

- Оппозиция технологически могла Владимиру Анатольевичу устроить веселую жизнь и выйти во второй тур. Я знал, как это можно было сделать, и мы были готовы. Но они и по собственной инициативе, и с нашей подачи допустили много роковых ошибок. Если так работать, то ни о каком втором туре речи идти не может. Кампания Артемьева была не менее провальной, чем в свое время кампания Анатолия Александровича Собчака.

Какой там административный ресурс!

- Говорят, вы обвиняли Кошмарова в том, что его изобретение - двойники и "петербургский список" на выборах 98-го - может привести Смольный к очень неблагоприятным последствиям.

- Я никогда не придавал большого значения технологии двойников. На самом деле она никак на выборы не влияет. Нельзя считать, что избиратель столь глуп, что не может отличить одного от другого. А Кошмаров ли это придумал - не знаю. Где-то он их использовал, где-то не использовал, как и другие политтехнологи. Я не думаю, что сейчас в городе будет много двойников. Если кто-то их выставит - просто потратит деньги. Другой вопрос, что нужно выставлять кандидатов-помощников. Это один из способов обойти законодательство, которое выделяет очень мало денег и мало эфирного времени одному кандидату. Выставляешь десять кандидатов - набираешь нужную сумму.

- И в 1996-м, и в 1998-м, и в 2000-м на вашей стороне был очевидный административный ресурс. Его величину, вероятно, можно проследить на основе сравнения результатов "экзит-полов" с итоговыми избиркомовскими цифрами. Какова, по вашей оценке, в Петербурге величина административного ресурса?

- Если говорить об административном ресурсе в том смысле, в котором говорите сейчас вы, то я считаю, что никакого административного ресурса нет на свете вообще. И если у вас была какая-то разница между результатами "экзит-полов" и итогами голосования, то, значит, у вас были неправильные "экзит-полы". Вообще я не стал бы преувеличивать возможности административного ресурса.

- А если взять то же кино "Заговор", показанное накануне и в день голосования?

- Я бы всему этому большого значения не придавал. В избирательных кампаниях есть два способа бороться за голоса избирателей. Первый - это тот, что называют административным ресурсом. Дать распоряжение главам районов, они дадут распоряжение своим работникам, те пойдут и, якобы, принесут какое-то количество голосов. Но в этой цепочке есть много слабых звеньев. Куда, скажем, пойдут рядовые работники и что они будут говорить? Для того чтобы они сработали так, как надо, необходимо их собрать, неформально объяснить, зачем это им нужно, заинтересовать, в том числе и финансово. Вот тогда они могут работать. Но тогда это уже называется работой снизу. А это и есть второй способ борьбы за избирателей - обычно более эффективный.

Внутрикомандная субординация

- Вы говорили о моральной ответственности, которую политтехнолог несет за своего кандидата. Вы никогда не жалели, что поддержали Владимира Анатольевича?

- Безусловно, нет. У нас в городе все идет так, как должно идти. Какие-то шероховатости, сложности - они есть везде. Но, тем не менее, город преображается. Мне очень хочется, чтобы Петербург был построен, построен еще раз. Что мы оставим после себя? Как через 300 лет будут говорить о нашем времени? Как о времени, когда мы развалили гигантскую империю, потеряли культуру и продались? Или же о времени, когда людям все-таки что-то удалось создать?
Я к Владимиру Анатольевичу уже много раз приставал, не знаю, к чему это приведет, думаю, скорее всего, ни к чему, потому что губернатор - это все-таки не император, у него возможностей поменьше. Но я предлагал Владимиру Анатольевичу построить дворец, музей или театр. Губернатор ведь должен быть озабочен тем, чтобы оставить в городе что-то большое, не нужное никому в узкопотребительском смысле. Зачем мещанину нужен Эрмитаж? Ведь его нельзя есть, нельзя на нем спать. Тем не менее, Эрмитаж - это Эрмитаж с большой буквы. Необходимо создавать что-то подобное. Ледовый дворец - это близко к теме. И народ это прекрасно понимает. И когда Артемьев говорит: "Зачем вы построили Ледовый дворец?", он отталкивает от себя 80% петербуржцев. К созиданию должен стремиться любой нормальный губернатор, если он именно губернатор, а не чиновничек, волей случая заброшенный на пост. Владимир Анатольевич к этому стремится, и я считаю, что сегодня для города он - лучший вариант. В этой связи нужно рассматривать и тему третьего срока, который должен быть и будет.

- Эти ваши рассуждения сильно напоминают мысли Сергея Давитая. Как вы оцениваете его роль в нынешней смольнинской команде?

- Я не хотел бы оценивать его роль, я мало с ним знаком. Мое отношение к нему неоднозначное. С одной стороны, я разделяю те его взгляды, о которых вы сейчас говорили. С другой - я ученый, и всякие такие астрологические и иные подходы мне глубоко чужды.

- Вы сами часто встречаетесь с губернатором?

- Если не во время кампаний - нечасто: бывает раз в неделю, бывает раз в три месяца. Я вообще не стремлюсь попадаться на глаза. Когда я нужен губернатору, он мне звонит, я прихожу, мы с ним очень быстро находим общий язык, он мне поручает - я выполняю. Должна быть четкая субординация. Губернатор руководит городом, и те, кто считает себя человеком команды, должны помогать ему, ну, и, конечно, выступать с инициативами также. Доступ у меня к губернатору есть, но я никогда им не злоупотреблял и злоупотреблять не буду.

- К вопросу о том, кто руководит городом. Не считаете ли вы, что губернаторская супруга играет в городской политической жизни непозволительно большую роль?

- С моей точки зрения, Ирина Ивановна - человек очень тактичный и деликатный, не похожий на госпожу Нарусову или на Раису Максимовну, которые везде были в первых рядах. Ирина Ивановна - человек неординарных способностей. Если она в чем-то пытается помочь мужу-губернатору, это можно только приветствовать. Тем более ее интересы ни в коей мере не идут в противоречие с интересами Петербурга.
Ирина Ивановна - из тех сильных людей, которые в городе имеют вес, к которым относятся с уважением. Что касается горожан, то я никогда и ни от кого не слышал высказываний, чтобы люди были возмущены фактом ее участия в общественной жизни Петербурга.

Не будем говорить гоп

- У городской власти есть шансы взять на выборах ЗакСа две трети депутатских мандатов?

- Интереснее говорить не о шансах провести эти две трети, а о возможности принять с их помощью поправку о третьем сроке. Я считаю, что такие шансы есть. Но для этого необходимо очень много работать. Мы должны учитывать, что конкуренты действующей власти, которые не имеют шанса победить Яковлева на выборах, используют все способы (законные, полузаконные и незаконные), чтобы до этих прямых выборов Яковлев не дошел. Эти люди, конечно, будут противостоять нам и на выборах в ЗакС. Не будем говорить гоп, пока не перепрыгнули, но я внутренне убежден, что мы сможем добиться желаемого.

Назад Назад Наверх Наверх

 

Мы были заложниками дьявольской игры
Заканчиваем знакомить читателей с заместителями Валентины Матвиенко.
Подробнее 

Сергей ТАРАСОВ // Я не был столпом сопротивления
Продолжаем знакомить читателей с окружением Валентины Матвиенко.
Подробнее 

Олег ВИРОЛАЙНЕН // У нас есть конфликт интересов
Вице-губернатор Олег Виролайнен поведал "Делу" о том, как новая петербургская власть собирается реформировать городское хозяйство.
Подробнее 

Олег ВИРОЛАЙНЕН // У нас есть конфликт интересов
Продолжаем знакомить читателей с окружением Валентины Матвиенко.
Подробнее 

Михаил ОСЕЕВСКИЙ: Исхожу из опыта кризисов
Продолжаем знакомить читателей с окружением Валентины Матвиенко.
Подробнее 

Александр ВАХМИСТРОВ: Мне нечего наследовать
Продолжаем знакомить читателей с окружением Валентины Матвиенко.
Подробнее 

Юрий Молчанов // Работа вице-губернатором - нормальный бизнес
Продолжаем знакомить читателей с окружением Валентины Матвиенко.
Подробнее 

Людмила КОСТКИНА: Я не люблю слова "клан"
Валентина Матвиенко отметила 100 дней с момента вступления в должность губернатора.
Подробнее 

Губернатора уволить невозможно
После того как в президентском полпредстве в СЗФО на минувшей неделе произошли серьезные кадровые перестановки, первые лица горадминистрации ощутили прилив сил.
Подробнее 

В плен не сдадимся, но пленных готовы брать
Мы выиграли выборы в ЗакС по всем параметрам.
Подробнее 

Владимир БОЛЬШАКОВ: Я не стремлюсь попадаться на глаза
Я много раз приставал к Владимиру Анатольевичу, чтобы он построил дворец, музей или театр.
Подробнее 

Ирина ТЕРКИНА: отдельные передачки рейтинг не сделают
Раньше такие программы, как "Заговор" или "Событие", были востребованы.
Подробнее 

 Рекомендуем
исследования рынка
Оборудование LTE в Москве
продажа, установка и монтаж пластиковых окон
Школьные экскурсии в музеи, на производство
Провайдеры Петербурга


   © Аналитический еженедельник "Дело" info@idelo.ru